Нефтяные вышки: Буровая вышка — Википедия – Нефтяная вышка — это… Что такое Нефтяная вышка?

Содержание

ТЭК России | Морские нефтяные платформы


Во времена СССР 100% комплектующих для буровых установок делалось на отечественных предприятиях. С развалом Союза некоторые из них оказались за пределами России, а часть и вовсе прекратила существование.

Но необходимость освоения запасов Арктики заставляет задуматься о состоянии дел в отрасли. В начале двухтысячных годов спроса на морские нефтяные платформы не было. Строительство самоподъемной установки «Арктическая», которую заложили в 1995 году и планировали сдать в 1998 году, перестали финансировать. Проект удалось завершить в начале нынешнего десятилетия.

Наиболее знаковым из отечественных проектов стала построенная в 2013 году нефтедобывающая платформа «Приразломная», в процессе создания которой промышленные, ресурсные и научно-технические структуры решали поставленные перед ними задачи при поддержке государства.

Другими достижениями российских инженеров стали морские нефтедобывающие платформы «Беркут» и «Орлан». Их отличает способность выдерживать низкие температуры и жесткие сейсмические колебания. На судоверфи в Астрахани в 2014 году сдали ледостойкую платформу для того, чтобы добывать нефть газ на Каспии.

Дорогое удовольствие

Разработка и изготовление современной нефтяной платформы — процесс, который по сложности вполне сопоставим с космическими проектами. Стоимость плавучих буровых платформ начинается от отметки $0,5–1 млрд, при этом страхование объектов составляет 2% от стоимости имущества. Аренда обходится в сотни тысяч долларов ежесуточно. Такие суммы приходится тратить из‑за того, что нет отечественных аналогов.

На сегодняшний день российским заводам удалось освоить создание оснований нефтяных платформ и самостоятельную сборку оставшихся элементов из иностранных компонентов. Жилые модули, буровые комплексы, устройства отгрузки, энергетические системы и другие крупногабаритные элементы приобретаются за границей.

Эксперты отмечают, что существенной проблемой является и недостаточно развитая транспортная инфраструктура. Доставка стройматериалов и оборудования на производственные площадки в Арктике и на Дальнем Востоке, где планируются основные проекты, требует существенных расходов. Доступ есть только к Азовскому, Балтийскому и Каспийскому морям.

Несмотря на активные действия Минэнерго и Минпромторга России в отношении замещения иностранных технологий, отраслевые эксперты признают невозможность замещения даже в отдалённой перспективе иностранных технологий в сфере строительства морских нефтедобывающих платформ в связи с тем, что в нашей стране нет современных технологий для реализации таких проектов. Из-за того что замещенные технологии имеют высокую себестоимость, отечественные заказы реализуются на азиатских судоверфях. Разработка отечественных шельфовых технологий предусмотрена Федеральной целевой программой «Развитие гражданской морской техники», но её реализация пока не началась.

Грандиозные планы

Российские и азиатские судостроительные заводы планируют наращивать выпуск продукции. Согласно прогнозу министерства энергетики, к 2030 году на шельфе России количество морских платформ достигнет 30 единиц. До 2020 года в рамках текущих обязательств должны быть реализованы 100 проектов, направленных на эксплуатационно-разведочное бурение.

Сейчас на российском шельфе работают 15 буровых платформ. Из них — восемь стационарных добычных, рассчитанных на бурение нефтяных и газовых скважин, а также семь мобильных платформ-судов, которые предназначены для бурения скважин. Для мобильных платформ необходимо еще организовать подводную добычу или построить стационарную платформу.

Что такое нефтяная платформа и как она работает

Морская нефтяная платформа состоит из четырёх основных компонентов — корпуса, буровой палубы, якорной системы и буровой вышки. Корпус является понтоном, основание которого поддерживают колонны. Над корпусом находится буровая палуба, выдерживающая груз сотен тонн бурильных труб, а также — несколько грузоподъемных кранов и вертолетная площадка. Над буровой палубой возвышается буровая вышка, задачей которой является опускать к забою, а затем поднимать бур. В море всю конструкцию с помощью стальных швартовых тросов удерживает на месте якорная система.

Добыча нефти в море начинается после проведения сейсмической разведки специальными кораблями, водоизмещением до 3 тыс. тонн. Такие суда разматывают за собой сейсмические косы, на которых расположены приемные устройства для создания акустических волн с помощью источника колебаний. Ударные волны отражаются от пластов земли и, возвращаясь к поверхности, улавливаются приборами на судне. На основе полученных данных создают двухмерные и трехмерными сейсмические карты с морскими запасами нефти.

После разведки начинается процесс бурения. По завершении процесса сверления бур вынимается для запечатывания скважины, чтобы нефть не вытекала в море. Для этого на дно опускают противовыбросовое оборудование высотой 15 м и весом 27 т, благодаря которому ни одно вещество не покинет скважину. Оно способно за 15 секунд перекрыть нефтяной поток.

Когда нефть найдена, то специальная установка для добычи, хранения и отгрузки нефти выкачает нефть со дна моря и отправит ее на нефтеперерабатывающие заводы на берегу. Нужно отметить, что нефтедобывающая платформа может стоять на якоре десятилетиями.

Семь российских гигантов

Из семи буровых платформ-судов в России пять принадлежат компании «Газфлот», дочерней структуре «Газпрома». Еще две — находятся в собственности «Арктикморнефтегазразведки» (входит в структуру «Зарубежнефти»), они выполняют заказы на бурение. Больше всего стационарных платформ находится на сахалинском шельфе: «Моликпак», «Пильтун-Астохская-Б» и «Лунская-А», которые использует «Газпром». Платформы «Беркут» и «Орлан» находятся на проекте «Роснефти» «Сахалин-1». Ещё две — каспийская ЛСП-2 и D-6 работают на Кравцовском месторождении Балтийского моря — принадлежат «ЛУКОЙЛу». И, наконец, платформа «Приразломная», компании «Газпром нефть», расположена в Печорском море.

Верхняя часть большинства российских платформ, которые осуществляют систему управления и контроля бурения, сделана за рубежом. Например, верхнее строение платформы «Беркут» на месторождении Аруктун-Даги в проекте «Сахалин-1» построено в Республике Корея компанией Samsung Heavy Industries. Платформа «Орлан» на месторождении Чайво собрана в Японии и поставлена на основание, изготовленное в России. Платформа «Приразломная» представляет собой буровой и технический модули, взятые со списанной в Норвегии платформы Hutton и смонтированные с основанием, изготовленным на северодвинском предприятии «Севмаш». Верхние строения платформ «Лунская-А» и «Пильтун-Астохская-Б» также были сделаны в Республике Корея. Платформа «Моликпак» полностью перевезена на Сахалин с канадского шельфа.

По оценкам экспертов, строительство одной платформы при стабильном финансировании занимает от 2 до 4 лет, стоимость строительства одной платформы варьируется от $0,5 до $1 млрд, в зависимости от заявленной мощности добычи. Большую часть заказов на компоненты для буровых платформ получают заводы в Республике Корея. Низкотехнологичные составляющие производят Выборгский судостроительный завод и завод «Звезда». Отечественные судостроительные заводы выполняют заказы для работы на шельфе четырёх российских нефтегазовых компаний, но детали пока не раскрываются.

Санкции против России ударили по США

Если в России не хватает морских платформ, особенно для работы в Арктике, то за рубежом в последние три года сложилась обратная ситуация. Платформы остаются без контрактов на подводные буровые работы.

Среди основных причин отраслевые эксперты называют нестабильность цен на нефть и ограничение возможностей участия в проектах на российском шельфе, что опять‑таки происходит из‑за западных санкций, направленных прежде всего на российскую нефтедобывающую отрасль. Здесь основной упор сделан на добычу углеводородов на российском шельфе. Однако этот удар рикошетом затронул и американские компании, занимающиеся морским бурением и производством оборудования. В результате благодаря запретам своего правительства они лишились запланированных ими долгосрочных контрактов в России.

В водах Северо-Западной Европы количество действующих морских буровых платформ, например в 2017 году сократилось на 20 единиц. В связи с тем, что большинство из них спроектировано для жёстких природно-климатических условий эксплуатации в северных морях Европы, они не могут рассчитывать на применение в других, более теплых, районах. А санкции США не позволяют использовать их на российском шельфе. В результате буровые платформы консервируются в ожидании того, когда ситуация изменится в лучшую сторону.

Рынок глубоководного бурения штормит

Инвестиции добывающих компаний в подводное бурение динамично росли после финансового кризиса 2008–2009 годов. При этом, согласно исследованиям GBI Research, на протяжении 2010–2015 годов они должны были ежегодно увеличиваться в среднем на 6,6% и в итоге достигнуть $490 миллиардов. Большую часть этих средств предполагалось направить на освоение глубоководных зон — в акватории Мексиканского залива, у побережья Бразилии, Западной Африки, а также ряда стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Крупнейшие западные нефтегазовые компании планировали строительство морских платформ в значительных количествах. Однако в результате ценового кризиса на рынке энергоносителей летом 2014 года произошло снижение финансирования программ морского бурения и, как следствие, эти планы были свёрнуты, причём быстрыми темпами. Если в 2010 году в мире работало 389 морских буровых установок, и к 2013 году в результате планомерного увеличения их количество составило 459 ед., то в 2014 году, вместо запланированного роста, оно сократилось до 453 единиц.

Эксперты прогнозировали частичное замораживание профильных инвестиционных программ, отсрочку ввода в строй новых морских буровых. Тем не менее к 2017 году число действующих морских буровых установок увеличилось до 497 единиц.

Предложения превысили спрос

В результате роста действующих морских буровых установок предложение на этом рынке продолжает существенно превышать спрос. В 2016 году велось строительство 184 новых платформ различных типов, а в 2017 году — 160 ед. этой техники. Согласно оценкам отраслевых экспертов, в ближайшее время отсутствие спроса и увеличение предложений будет ещё больше за счёт ввода в строй новых платформ, заказанных в период с 2011 года по 2013 год.

В этой связи операторы стремятся перенести сроки приёма новых 22 плавучих и 73 самоподъёмных буровых установок на 2019 год. В сложившейся ситуации, по мнению аналитиков, из этого количества только лишь 10 буровых смогут получить контракты сразу же после ввода в строй.

Картина усугубляется еще и тем, что процесс списания морских буровых установок, отслуживших свой срок, идёт недостаточными темпами для того, чтобы компенсировать появление на рынке нового оборудования. В результате этого сложилась ситуация, когда не всем хватает контрактов, на которые рассчитывали раньше.

Согласно оценке IHS Petrodata, за два последних года общее количество морских буровых платформ уменьшилось на 9,5%, в то время как число работающих установок за тот же период сократилось на 34% — до 403 единиц.

Безработные платформы

Активный вывод платформ из эксплуатации наблюдался практически во всех основных регионах морской нефтегазодобычи. В последнее время, в период с 2015 года по 2017 год, больше всего морских буровых платформ было сокращено в Латинской Америке — 42 единицы. Это коснулось буровых работ в морях Центральной и Южной Америки, в странах Карибского бассейна и акватории Мексиканского залива. Сокращение затронуло мелких операторов, а десять крупнейших нефтяных компаний, наоборот, только укрепили свои позиции за это время.

На 38 ед. сократилась численность платформ в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Признанный региональный лидер — китайская COSL — сохранила все свои установки, однако фактически задействована едва половина из них.

Разработчики шельфа Западной Африки прекратили буровые работы на 21 морской установке. В секторе Мексиканского залива, где работают компании США, перестали работать 16 буровых платформ. На Ближнем Востоке 13 установок прекратили добычу, из которых восемь были законсервированы на месте.

Ситуация с работой морских платформ в северных морях, предназначенных для использования в суровых природно-климатических условиях, преимущественно на шельфе Северо-Запада Европы, обстоит лучше, чем в других регионах.

Несмотря на резкое снижение со второй половины 2014 года мировых цен на нефть, коэффициент использования этих платформ вплоть до начала 2015 года оставался на уровне 100%. Ссылаясь на высокую себестоимость добычи нефти, операторы, работающие в северных морях, рассчитывали на дополнительные льготы от своих правительств. Кому‑то их удалось получить.

В первой половине 2015 года в норвежском и британском секторах северного шельфа объёмы добычи нефти достигали рекордного уровня. Этого удалось добиться за счёт повышения интенсивности производства наиболее перспективных скважин при сокращении общего количества задействованных в регионе морских платформ. Коэффициент их занятости составил 70%. Зимой 2015–2016 годов, когда цена на нефть достигла $30 за барр., некоторые морские буровые платформы в этом регионе переставали эксплуатировать. В результате к сентябрю 2016 года без работы остались ещё 20 установок. Общий коэффициент их использования опустился ниже 40% и только к июню 2017 года коэффициент загрузки вновь достиг отметки 40%.

Поможет ли списание старых платформ?

В общемировом масштабе сложилась ситуация, когда в России не стало хватать морских платформ на нефтедобывающем шельфе, в основном в арктической его части. В западных странах и в США, наоборот, спрос на них упал, и на рынке часть этих мощностей стала не востребована. Сегодня простаивающие платформы нельзя использовать в России из‑за санкционной политики США, а загрузить их у себя нечем. В итоге владельцы морских платформ несут значительные убытки, потому что стоимость ежедневной аренды морской платформы достигает $100 тысяч.

В сложившейся ситуации надежды на нормализацию положения в основном связаны со списанием имеющихся морских установок. К подобному шагу операторов подталкивает средний возраст полупогружного флота, существенно превосходящий аналогичный показатель буровых судов для глубоководных работ. Однако пока намеченные широкие планы далеки от реализации, общее положение не внушает операторам особого оптимизма.

Наша справка

Надводные платформы

Чтобы добывать нефть под толщей воды, применяются буровые платформы, которые ставятся на плавучие сооружения. В качестве плавательных средств используются понтоны, самоходные баржи. Морские буровые платформы имеют определенные конструктивные особенности, поэтому могут держаться на воде. В зависимости от того, какова глубина залегания месторождения нефти или газа, используются разные буровые установки.

Плавучая платформа

Плавучие платформы устанавливаются на глубину от 2 до 150 м и могут применяться в разных условиях. Плавучая буровая платформа — это выгодное сооружение, так как даже при небольших размерах она может выкачать большой объем нефти или газа, что дает возможность экономить на затратах на транспорт. Такая платформа проводит в море несколько дней, затем возвращается на базу, чтобы опустошить резервуары.

Стационарная платформа

Стационарная морская буровая платформа представляет собой сооружение, которое состоит из верхнего строения и опорного основания. Оно фиксируется в грунте. Конструктивные особенности таких систем разные, поэтому выделяются несколько видов стационарных установок.

Гравитационные — устойчивость этих сооружений обеспечивается собственным весом конструкции и весом принимаемого балласта.

Свайные — обретают устойчивость за счет забитых в грунт свай.

Мачтовые — устойчивость этих конструкций обеспечивается оттяжками или нужным объемом плавучести.

В зависимости от того, на какой глубине ведутся разработки нефти и газа, все стационарные платформы делятся на глубоководные и мелководные платформы.

Самоподъемная платформа

Самоподъемные буровые платформы похожи на буровые баржи, но первые более модернизированные и совершенные. Они поднимаются на мачтах-домкратах, которые опираются на дно. Конструктивно такие установки состоят из 3–5 опор, которые опускаются на дно для проведения буровых работ. Такие конструкции могут ставиться на якорь. Самоподъемная плавучая платформа может работать на глубине до 150 метров. Эти установки возвышаются над поверхностью моря благодаря колоннам, которые опираются на грунт.

Полупогружная установка

Полупогружная нефтяная буровая платформа — одна из популярных буровых установок на море, так как она может эксплуатироваться на глубине свыше 1,5 тыс. метров. Плавучие конструкции могут погружаться на значительную глубину. Установка дополнена вертикальными и наклонными раскосами и колоннами, которые обеспечивают устойчивость всего сооружения. Верхний корпус таких систем — это жилые помещения, которые оборудованы по последнему слову техники и имеют нужные запасы.


Стационарная нефтяная платформа — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Сравнение систем морского бурения. Стационарная платформа показана слева. Фиксированная платформа B, Dos Cuadras, Санта-Барбара. Глубина моря — около 60 метров.

Стационарная нефтяная платформа (англ. Oil platform) — тип нефтеплатформы, используемый для добычи нефти и газа в открытом море. Относится к нефтегазовому оборудованию. Экономически выгодно устанавливать платформы на глубине от 14 до 500 м[1]. Более глубокие места делают установку платформ затруднительной, более мелкие затрудняют подход к платформам танкеров или строительство подводных нефте- и газопроводов.

На стальные или бетонные опоры, прикрепленные ко дну, установлена буровая вышка, производственное оборудование, жилые и вспомогательные отсеки. Такие платформы устанавливаются на длительные сроки производства, как например нефтеплатформа Хиберниа (англ. Hibernia platform).

На платформе также может быть установлен железобетонный опускной колодец со встроенным нефтехранилищем, расположенным ниже уровня моря.

5 самых больших буровых установок: нефтегазовые колоссы

Среди всех творений инженерного гения человека, буровые платформы — это Гулливеры, в сравнении с которыми даже крупные суда кажутся лилипутами. Представьте себе конструкцию весом более полумиллиона тонн, способную бурить скважины до 10−13 км и созданную руками человека! Сегодня «ПМ» расскажет вам о рукотворных колоссах, порожденных мировой промышленностью.

Нефтяная платформа — это огромный промышленный комплекс, предназначенный для бурения скважин и добычи залегающего на большой глубине углеводородного сырья. Установки для добычи нефти и газа из недр Земли поражают воображение: представьте себе рукотворную конструкцию весом полмиллиона тонн, способную бурить скважины до 10−13 км даже в условиях частичного погружения под воду — и вы поймете, что это триумф инженерной мысли современного человека. Но даже среди этих могучих сооружений есть гиганты, один вид которых вызывает трепет:

TROLL-A

Железобетонная промысловая платформа TROLL-A — это самый тяжелый в мире искусственный объект, способный перемещаться по поверхности нашей планеты. Общий вес платформы по добыче природного газа составляет 1,2 миллиона тонн при загруженном балласте, (сухой вес — порядка 650−680 000 тонн) а высота — 472 метра (из которых 369 занимает подводная бетонная структура). Это — настоящее чудо инженерной мысли, установленное на норвежском газонефтяном месторождении Troll в Северном море.

Буровые установки «Уралмаш»

Самые большие наземные буровые установки с 70-х годов производили в нашей стране. БУ «Уралмаш-15000» была задействована при бурении Кольской сверхглубокой скважины: конструкция высотой с 20-этажный дом была способна пробурить скважину глубиной до 15 км! А вот самыми большими установками на плавучих платформах, считаются системы Aker H-6e (на фото), тоже произведенные норвежцами. Площадь рабочей палубы такой конструкции составляет 6300 м2, а глубина бурения достигает 10 км.

Statfjord-B

Нельзя пройти мимо буровой установки Statfjord-B, самого большого плавучего технического сооружения в мире. Высота вышки, построенной в Норвегии в 1981 году, вместе с бетонным основанием составляет 271 метр, а общий вес конструкции — 840 000 тонн. Промышленный комплекс может добывать до 180 000 баррелей нефти в день, при этом резервуаров хватит на 2 000 000 баррелей. Более того, платформа представляет собой настоящий город на воде: помимо буровой установки, на ней размещены семиэтажная гостиница высокого класса, химлаборатория, вертолетная площадка и целый парк спасательной и вспомогательной техники.

Perdido Spar

А вот самая глубоководная платформа расположена в Мексиканском заливе, где пришвартована на глубине 2450 метра над нефтегазовым месторождением Perdido. Максимальная производительность платформы — 100 000 баррелей нефтесырья в день! Высота Perdido Spar составляет 267 метров, то есть это настоящая подводная Эйфелева башня!

Eva-4000

Еще один гигант, но уже нового поколения — буровая платформа Eva-4000, тоже расположенная в Мексиканском заливе, в 240 км от Луизианы. Она принадлежит компании Noble Amos Runner и при высоте в 106 метров (на платформе не предусмотрен жилой комплекс) способна осуществлять бурение на глубине 9700 м.

Нефтяные Камни — Википедия

Нефтяны́е Ка́мни (азерб. Neft daşları) — крайняя восточная сухопутная точка Азербайджанской Республики, посёлок городского типа в Каспийском море, в 42 километрах к востоку от Апшеронского полуострова. Находится в административно-территориальном делении Пираллахинского района города Баку. Расположен на металлических эстакадах, сооруженных в 1949 году в связи с началом добычи нефти со дна моря вокруг т. н. Черных Камней — каменной гряды (банки), едва выступающей на поверхности моря. Нефтяные Камни окружены каменными рифами, между которыми имеются банки, подводные и надводные камни. Гавани Северная и Южная находятся у западного берега острова и образованы затопленными судами. Здесь расположены буровые вышки, соединенные эстакадами, на которых размещен поселок рабочих нефтепромыслов. Это самый восточный населенный пункт Азербайджана. Постоянного населения нет.

Нефтяные Камни числится в списке Книги рекордов Гиннеса, как старейшая морская нефтяная платформа[1].

Памятник нефтяникам на Нефтяных Камнях

Нефтяные Камни — это уникальное морское месторождение, явившееся выдающимся событием в развитии нефтяного дела СССP. Нефтяные Камни в тот период являлись крупнейшим в мире морским нефтяным месторождением, как по мощности залежи, так и по объему добываемой нефти. Нефтяные Камни являются уникальным городом на сваях. За короткий срок в открытом море, на расстоянии до 50 километров от берега были созданы крупные морские промыслы, оснащенные первоклассной по тем временам отечественной техникой. Нефтяные Камни считаются столицей Каспийского шельфа.

Масштабные геологические исследования района Н. К. были проведены в 1945—1948 годах. Строительство поселка началось в 1958 году. Были построены две электростанции мощностью 250 кВт, котельная, нефтесборочный пункт, очистные установки, 16 двухэтажных домов, больница, баня и т. д. К 1960 году было построено здание Бакинского нефтяного техникума. В 1966—1975 гг. здесь уже был хлебозавод, лимонадный цех, два 5-этажных общежития и один 9-этажный жилой корпус. Был разбит парк с деревьями. В 1976—1986 годах было завершено строительство нефтесборных пунктов, трех 5-этажных общежитий, столовой, больницы, двух газомазутных компрессорных станций, биологической установки питьевой воды, двух подводных нефтепроводов диаметром 350 мм до терминала Дюбенды. По эстакадам осуществляется автомобильное движение. Между Нефтяными Камнями и портом Баку поддерживается регулярное пароходное и вертолетное сообщения.

Название «Нефтяные Камни» имеет историческое значение — ещё задолго до открытия этого месторождения ученые заметили в Каспийском море чёрные, покрытые плёнкой нефти скалы. Эту зону морской акватории назвали «Черные Камни». Район Нефтяных Камней начали изучать уже с 1859 года, что нашло отражение в целом ряде работ различных ученых: выдающегося исследователя Кавказа академика Г. В. Абиха и известных ученых-геологов С. А. Ковалевского, Ф. А. Рустамбекова, А. К. Алиева, Э. Н. Алиханова, Б. К. Бабазаде, В. С. Мелик-Пашаева, Ф. И. Самедова, Ю. А. Сафарова, С. А. Оруджева, А. Б. Сулейманова, Х. Б. Юсифзаде, М. Ф. Мир-Бабаева и многих других.

Буровые вышки Нефтяных Камней

Одним из первых инициаторов добычи нефти со дна моря являлся горный инженер В. К. Згленицкий, который ещё 3 октября 1896 года обратился в Бакинский горный департамент с прошением разрешить ему произвести бурение скважин на искусственном материке в Биби-Эйбатской бухте. К своему прошению он приложил оригинальный для того времени проект, согласно которому предполагалось построить сооружение специального водонепроницаемого помоста на высоте 12 футов (до 4 м) над уровнем моря со спуском добываемой нефти в баржи.

В случае фонтана предусматривалась специальная баржа грузоподъемностью до 200 тыс. тонн нефти, которая и обеспечивала бы безопасный вывоз нефти на берег. Кавказское горное управление отклонило его просьбу, тем не менее, признав, что дно Каспийского моря близ Абшерона является нефтеносным, и было бы желательно проверить как нефтеносность морского дна, так и опытным путём выявить техническую возможность добычи нефти и экономические условия такого способа эксплуатации.

Первая практическая работа по изучению геологических структур акватории НК была осуществлена в 1946 году нефтяной экспедицией Академии Наук Азербайджана, в результате которой были обнаружены огромные запасы нефти.

Мощным толчком к разведке нефтяных и газовых месторождений на различных участках Каспийского моря стало получение морской нефти у бухты Ильича (сейчас — Баил лиманы) из 1-й в мире скважины № 71, построенной в 1924 году на деревянных сваях. Позже, в СССР в 1932—1933 годах, были построены ещё два основания, когда уже стало ясно, что контур нефтеносности выходит за пределы засыпанной в 1932 году Биби-Эйбатской бухты. Первое основание, сооруженное на расстоянии 270 м от восточного ограждения засыпки бухты на глубине моря до 6 м, имело площадь 948 м² и длину 55 м.

Первый десант нефтяников, высадившихся на Нефтяные Камни 14 ноября 1948 года, был в составе руководителя десанта Николая Байбакова, автора идеи о морских залежах нефти, начальника созданного в 1947 году объединения «Азнефтеразведка» Сабита Оруджева, геолога Агакурбана Алиева и специалиста по буровым работам Юсифа Сафарова. Капитаном морского буксира «Победа», на котором плыл десант, был один из опытных послевоенных каспийских капитанов Аждар Садыхов. Кроме того, были строители-вышкомонтажники, инженеры-буровики, которые осуществляли строительство первых производственных объектов на сваях.

Промышленная разработка Нефтяных Камней[править | править код]

Подготовительные работы к бурению первой разведочной скважины на Нефтяных Камнях начались в июне 1949 года. Для создания плацдарма бурения использовали отслуживший свой срок корабль «Чванов», отбуксированный в зону Нефтяных Камней и затопленный на заданной точке. 24 августа 1949 года бригада будущего Героя Социалистического труда Михаила Каверочкина приступила к бурению первой скважины, давшей 7 ноября того же года долгожданную нефть. Скважина имела глубину около 1000 м, а её суточный дебит составлял 100 тонн фонтанной нефти. В честь этого события решено было переименовать «Черные Камни» в «Нефтяные Камни».

Позже, для постройки плацдарма бурения второй скважины, туда привели и наполовину затопили ещё 7 старых, почти непригодных к плаванию, кораблей. Так родился искусственный «Остров семи кораблей», где спустя полгода уже добывали нефть.

Вторая скважина, пробуренная бригадой другого Героя Социалистического труда Курбана Аббасова, примерно с таким же дебитом как и первая, была сдана в эксплуатацию в первой половине 1950 года.

В 1951 году началась промышленная разработка Нефтяных Камней. В 1952 году впервые в мировой практике началось строительство эстакады, которая должна была соединить искусственные металлические острова. Добыча нефти ведется более чем с 20 горизонтов, что представляет собой уникальное явление. С 1949 г. на месторождении пробурено 1940 скважин, давших 60 % всей морской нефти СССР. На конец 90-х гг. фонд скважин составил 472, из них действующих — 421. Среднесуточный уровень добычи −1800-2000 т нефти, 50 % скважин обводнены. Остаточные извлекаемые запасы нефти на месторождении составляют 21 млн т. Месторождение связано с материком подводным нефтепроводом протяженностью 78 км, диаметром 350 мм. В конце 1990-х гг. здесь работало 2 тыс. чел.

Доки на Нефтяных Камнях

В феврале 1951 года первый танкер с нефтью месторождения Нефтяных Камней встал под разгрузку у причала нефтеналивного порта Дюбенди. Подводный нефтепровод от Нефтяных Камней, по которому в настоящее время нефть доставляется на берег, был построен только в 1981 году.

По состоянию на 4 января 2018 года Нефтяные Камни — это более 200 стационарных платформ, а протяженность улиц и переулков этого города в море достигает до 350 километров. За прошедшие годы на этом месторождении было добыто более 160 млн тонн нефти и 13 млрд  м³ попутного нефтяного газа. Здесь действует более 380 эксплуатационных скважин, каждая из которых дает в среднем до 5 тонн нефти в сутки.

Именно на Нефтяных Камнях впервые был основан полный цикл морских работ: от поисков нефти и газа до сдачи готовой продукции, от экспериментов в области морской техники до её массового освоения и внедрения. В процессе ведения разведочных и эксплуатационных работ на Нефтяных Камнях была образована целая школа подготовки научных кадров. На практике осуществлялись новейшие идеи и разработки ученых, а нефтяники приобретали профессиональный опыт и навыки в сложнейших морских условиях. Нефтяные специалисты, работающие на НК, позже отправлялись работать на месторождениях «Казахнефть», «Туркменнефть», «Дагнефть», «Татнефть», «Башнефть» и т. д.

На Нефтяных Камнях впервые в СССР был апробирован метод бурения с одного основания нескольких наклонно-направленных скважин. В дальнейшем этот метод кустового бурения широко использовали на других нефтяных месторождениях СССР. А новый эстакадный метод разработки месторождения Нефтяные Камни до сих пор считается первым в мире и не имеет аналогов.

В 1960 году первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев посетил Нефтяные Камни и оперативно решил две серьёзные проблемы месторождения: дал распоряжение доставлять вахты с берега на месторождение вертолетами; в тот период это были МИ-4, а позже МИ-8 (до этого людей, продукты, всевозможные товары доставляли с берега только морским путём) и распорядился строить 5-9-этажные дома на насыпных основаниях (до его визита там строились 1-2-этажные дома на сваях). Таким образом, была решена важная проблема жилья для нефтяников-вахтовиков: в первое же время работы на Нефтяных Камнях нефтяники жили в каютах старых кораблей, затопленных около островков.

В ноябре 2007 года на Нефтяных Камнях была сдана в эксплуатацию новая платформа № 2387, предназначенная для бурения 12 скважин. Высота двухблочной платформы достигает 45 м, вес — 542 тонны. Платформа установлена на глубине моря в 24,5 м. Срок эксплуатации блоков, собранных на Бакинском заводе глубоководных оснований, предусмотрен на 50 лет. С этой платформы планируется бурение 12 новых скважин при средней глубине 1800 м.

25 декабря 2007 г. был сдан в эксплуатацию 20-дюймовый газопровод, связывающий месторождения Нефтяных Камней и Бахар протяженностью в 66,6 км и пропускной способностью в 5,5 млн кубометров в сутки. Этот газопровод предназначен для транспортировки природного газа, добытого на месторождении Гюнешли, на берег.

Во второй половине 2000-х годов общежития для работников были капитально отремонтированы, был разбит парк, заменен мемориал жертвам трагедии 1957 года (когда во время сильнейшего шторма погибли более 20 человек), обновлен памятник первой нефтяной скважине, сооружен мемориал нефтяникам — жертвам Карабахского конфликта, установлены памятник геологу Ага-Курбану Алиеву, памятник Гейдару Алиеву и открыт его музей.

В поселке работает пекарня, поликлиника, дом чая, столовая, станция очистки воды, установка по сжиганию отходов, имеется футбольная площадка. Работники проживают в общежитиях (мужских и женском) в комнатах по одному — два человека.

До середины 2000-х годов на Нефтяных Камнях действовала мечеть со штатным муллой, но была закрыта в связи с ужесточением режима безопасности. По этой же причине были запрещены экскурсии на Нефтяные Камни.

Транспортное сообщение осуществляется паромными рейсами с морского вокзала в Баку, грузопассажирскими рейсами из терминала на Апшеронском полуострове и вертолетами с вертодрома на острове Пираллахи. На самих Нефтяных камнях действует несколько вертолетных площадок, одна из которых — основная с небольшим аэровокзалом.

Постоянных жителей на Нефтяных Камнях нет, около двух тысяч человек работают вахтовым методом по графику неделя/через неделю. Продлять срок вахты категорически запрещено, исключение составляет лишь период штормовой погоды, когда невозможно транспортное сообщение с материком. В этом случае вахта автоматически продлевается на неделю.

Все работники Нефтяных Камней получают зарплату выше, чем их коллеги, работающие на материке. Рабочая смена составляет в среднем 10-12 часов. Кроме нефтяников на Нефтяных Камнях работают строители, геологи и представители других смежных профессий.

Эксплуатацией Нефтяных Камней занимается компания «Азнефть», одно из подразделений ГНКАР.

Панорама Нефтяных Камней

Панорама Нефтяных Камней

  • Баку и нефть. Советский период
  • Статья о катастрофическом шторме на Нефтяных Камнях 1956 года в журнале Наука и Жизнь
  • Рассказ о поездке на Нефтяные Камни в 2013 году и их истории
  • Фотографии Нефтяных Камней 2013 года
  • Мир-Юсиф Мир-Бабаев. Краткая история азербайджанской нефти. Баку, Азернешр, 2007 г.
  • Мир-Бабаев М.Ф. Нефтяные Камни – феномен Каспийского моря (к 60-летию открытия новой страницы в мировой истории нефтедобычи) — «Азербайджанское нефтяное хозяйство», 2009, №11, с.79-85.
  • Mir-Babayev M.F. Oil Rocks: the first city on the Caspian Sea – “Reservoir”, Canada, 2012, Volume 39, Issue 4, April, p. 33-36.
  • Neft Daşları (азерб.)
  • Нефтяное дно
  • Нефтяные Камни
  • Нефтяные камни: город на сваях в открытом море

Как живут и работают на нефтяных платформах

В прошлом мы уже рассказывали о том, как обустроен быт подводников. Сегодня же мы хотим поведать вам о жизни тех, кто трудится порой в тысячах километров от дома, в прямом смысле, посреди моря.

Если вы никогда не работали на нефтяной платформе, то вам, наверняка, будет трудно представить, как здесь все обустроено. На самом деле, в мире существует не очень много рабочих мест, которые требуют вашего присутствия где-нибудь в море 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Конечно, многие нефтяные вышки располагаются на суше, но, вместе с тем, сейчас на планете насчитывается порядка 1470 морских нефтяных платформ, которые располагаются в разных точках земного шара.

Кто трудится на нефтяных платформах

На каждой нефтяной платформе все время находится целый штат работников, которых можно грубо разделить на четыре больших группы.

Ученые и инженеры

Инженеры-нефтяники разрабатывают новые месторождения нефти и газа. Вместе с геофизиками они планируют экономически эффективные способы использования природных ресурсов, при этом учитывая снижение вреда для окружающей среды.

Также на платформе присутствуют геологи и профильные ученые. Все вместе они контролируют работу буровой установки, проверяют исправность оборудования и анализируют все данные, получаемые при прохождении буром тех или иных пород.

Операторы оборудования

Часть сотрудников этой группы контролирует процесс откачки нефти из скважины и перемещения ее в специальные резервуары.

Другие же операторы следят за самой буровой установкой, проверяют работу двигателей, а также вносят корректировки, касающиеся скорости вращения бура.

Ремонтная бригада

Эти сотрудники, как понятно из названия, занимаются ремонтом бурового оборудования. Газовые и нефтяные компании хотят, чтобы их платформы работали в режиме «24 на 7» , а потому ни о каких простоях не может идти и речи.

Ремонтная бригада оперативно проводит починку вышедшего из строя оборудования, а также следит за тем, чтобы все части механизмов были исправны.

Системные операторы

Данная категория специально обученных сотрудников занимается слежением за функционированием всей платформы в целом.

Они считывают датчики и сообщают о необходимых корректировках в работе тех или иных систем. В основном это касается эксплуатации нефтяных насосных систем и регулирования силы потока из скважины на трубопроводы.

Конечно, существуют и другие сотрудники, к примеру, уборщики, повара и прочие, но их работа связана в первую очередь с обслуживанием платформы и обеспечением комфорта основного персонала.

Работа на нефтяных платформах – в прошлом и сейчас

В прошлом, работа на нефтедобывающей платформе была связана с постоянным шумом – еще в 70-е года прошлого века работники были вынуждены засыпать и просыпаться под грохот работающих двигателей, а связь с материком считалась настоящей роскошью.

Каждому сотруднику давалось всего 6 минут на звонок раз в неделю, причем для этого нужно было выстоять очередь.

Однако сегодня жизнь на нефтедобывающей платформе разительно отличается, в первую очередь, благодаря развитию технологий. Теперь нет проблем со связью, у работников есть доступ в интернет, а на борту платформы имеется масса развлечений.

К примеру, вот платформа «Shell’s Olympus», расположенная к югу от Нового Орлеана в Персидском заливе. Эта установка впервые достигла нефтеносного горизонта в 2014 году, и будет добывать нефть еще до 2050 года.

Ежедневно с ее помощью компания получает порядка 100 тысяч баррелей.

Высота этой 40-этажной установки составляет 123 метра, а вес равняется 120 тысячам тонн. Платформа закреплена на морском дне металлическими трубами на глубине, примерно, в километр. Между тем, она не неподвижна, а плавает на воде, хотя и не поддается волнению моря.

Проходя по такой платформе, вам может показаться, что вы ходите по суше, но если взглянуть вниз через металлические решетки, вы увидите морские волны всего в десятках метров под своими ногами.

Кстати, данная установка спроектирована таким образом, чтобы она могла успешно противостоять ураганам, часто бушующим в Персидском заливе.

Внутри платформа напоминает нечто среднее между офисными помещениями и комфортабельным отелем. А еще здесь практически нет окон.

В любое время дня и ночи здесь работают порядка 200 человек, которые здесь же и живут. Естественно, в условиях закрытого пространства главная задача персонала – поддерживать мирные отношения и избегать конфликтов, ведь друг с другом они проводят больше времени, чем даже с собственными семьями.

Каждый работник проводит на платформе, примерно, 2 недели. Затем, на 2 недели он уезжает домой, включая время, необходимое на дорогу.

Смена длится, в среднем, порядка 12 часов, причем вне зависимости от того, ночь это или день. Далее следует 12 часов отдыха.

Жизнь на нефтяной платформе

Каюты на платформах достаточно просторны. Обычно в каждой из них имеется 2, либо 4 койки, а также телевизор и умывальник. Душ же и туалет, как правило, предоставляются сразу для нескольких кают.

Стоит отметить, что время отдыха на платформе – это именно отдых, а не занятие какими-то бытовыми делами. Приготовление пищи, стирка и уборка – всем этим занимается обслуживающий персонал.

На борту каждой установки имеются шеф-повара, которые ежедневно предоставляют богатое меню на выбор.

Выбор развлечений, на удивление, также достаточно велик. Можно провести время в тренажерном зале, посмотреть телевизор, поиграть в видеоигры или же связаться с родными через интернет.

Конечно, мобильная связь на шельфе чаще всего недоступна, но в каждой каюте, как правило, есть компьютер или Wi-Fi, позволяющий спокойно зайти в Skype или проверить электронную почту.

Сколько получают рабочие на нефтяных платформах

Что же касается зарплат, то работа на нефтедобывающей платформе хоть и тяжелая, но оплачивается действительно достойно.

Так, средний годовой оклад ученых и инженеров, согласно данным «Бюро статистики труда США» составляет от 120 до 135 тысяч долларов. Операторы же оборудования получают в год порядка 65 тысяч.

Рабочие ремонтной бригады зарабатывают в среднем 40-45 тысяч, а их непосредственные начальники от 100 тысяч. Зарплата системных операторов варьируется от 60 до 70 тысяч, в зависимости от сложности системы, которую тот или иной сотрудник контролирует.

Станок-качалка — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Станок-качалка (одноплечий). Модель СКМР6-2,5

Стано́к-кача́лка — тип наземных приводов скважинных штанговых насосов (ШСН) при эксплуатации нефтяных скважин. Операторы по добыче нефти и газа определяют этот привод как «индивидуальный механический привод штангового насоса», просторечное название: «качалка».

Станок-качалка является важным элементом нефтегазового оборудования и используется для механического привода к нефтяным скважинным штанговым (плунжерным) насосам. Конструкция станка-качалки представляет собой балансирный привод штанговых насосов, состоящий из редуктора и сдвоенного четырёхзвенного шарнирного механизма.

Около 2/3 всех добывающих скважин в мире используют штанговые насосы, и на многих из них в качестве привода установлены станки-качалки.[1] По этой причине станок-качалка является своеобразным символом нефтедобычи — его стилизованное изображение можно встретить в логотипах компаний, периодических изданий, выставок, форумов, конференций, связанных с нефтегазовой тематикой.

Станок-качалка «Lufkin» производства США на месторождении Башкортостана Станок-качалка «Вулкан» производства г. Бухарест Румыния

До 1991 главным заводом по выпуску и проектированию станков-качалок в СССР являлся АзИНМАШ г. Баку. В последние годы станки-качалки начали производить и российские заводы.

В России изготавливаются станки-качалки 13 типоразмеров по ГОСТ 5866-76. Изготовителями станков-качалок в России является ЗАО «ЭЛКАМ-Нефтемаш» (г. Пермь), АО «Ижнефтемаш» (г. Ижевск), ОАО «Уралтрансмаш» (г. Екатеринбург), ЗАО «Нефтепром-Сервис» (г. Ижевск), ОАО «Редуктор» (г. Ижевск).

Изготовители за рубежом: «Вулкан» (г. Бухарест, Румыния), «Lufkin» (США), Ирон-МЭН (Китай).

Станок-качалка устанавливается на специально подготовленном фундаменте (обычно бетонном), на котором устанавливаются: платформа, стойка, станция управления.

После первичного монтажа на стойку помещается балансир, который уравновешивают так называемой головкой балансира. К ней же крепится канатная подвеска (последняя соединяет балансир с полированным сальниковым штоком).

На платформу устанавливаются редуктор и электродвигатель. Иногда электродвигатель расположен под платформой. Последний вариант имеет повышенную опасность, поэтому встречается редко. Электродвигатель соединяется с маслонаполненным понижающим редуктором через клиноремённую передачу. Редуктор же, в свою очередь, соединяется с балансиром через кривошипно-шатунный механизм. Этот механизм преобразует вращательное движение вала редуктора в возвратно-поступательное движение балансира.

Станция управления представляет собой шкаф, в котором расположена электроаппаратура. Вблизи станции управления (или прямо на ней) выведен ручной тормоз станка-качалки. На самой станции управления расположен ключ (для замыкания электросети) и амперметр. Последний — очень важный элемент, особенно в работе оператора добычи нефти и газа. Нулевая отметка у амперметра поставлена в середину шкалы, а стрелка-указатель движется то в отрицательную, то в положительную область. Именно по отклонению влево-вправо оператор определяет нагрузку на станок — отклонения в обе стороны должны быть примерно равными. Если же условие равенства не выполняется, значит, станок работает вхолостую.

По виду выполнения балансира станки-качалки подразделяются на станки-качалки с двуплечим балансиром и станки-качалки с одноплечим балансиром.

Штанговые насосы с наземным приводом могут использоваться для неглубоких вертикальных скважин и наклонных скважин с незначительным отклонением от вертикали, в диапазоне подач от 1 до 50 м3/сут (в некоторых случаях подача может достигать 200 м3/сут). Типичные глубины — от 30 метров до 1,5 км, максимальные глубины — 2,5 км.[2]. Есть сведения о применении штанговых насосов с наземным приводом в скважинах с глубинами до 5 км.[3]

Станки-качалки не используются на оффшорных скважинах.[1]

  1. 1 2 Electric Submersible Pumps in the Oil and Gas Industry, Steve Breit and Neil Ferrier, Wood Group ESP, Inc. // Pumps & Systems, April 2008: «Sucker Rod Pumps … A beam and crank assembly at the surface (often called a „pump jack“) creates reciprocating motion, which is converted to a vertical motion in a sucker-rod string that connects to the downhole pump assembly. … Due to its long history, sucker rod pumping is a very popular means of artificial lift. Roughly two-thirds of the producing oil wells around the world use this type of lift.»
  2. ↑ Кушеков А.У., Ермеков М.М., Ажикенов Н.С. Скважинные насосные установки. – Кн. 1: Штанговые скважинные насосные установки с механическим приводом. – Алматы: Эверо, 2001
  3. ↑ Advanced Artificial Lift Methods — PE 571, Tan Nguyen, New Mexico Institute of Mining and Technology  (англ.). Slide 14 Pump-Assisted Lift — Reciprocating Rod Pump, Slide 27 General Guidelines (Weatherford International Ltd. (2003, 2005). Artificial Lift Products and Services. Houston)
  • Кушеков А.У., Ермеков М.М., Ажикенов Н.С. Скважинные насосные установки. – Кн. l: Штанговые скважинные насосные установки с механическим приводом. – Алматы: Эверо, 2001.
  • Справочник по станкам-качалкам. — Альметьевск АО «Татнефть».:К. И. Архипов, В. И. Попов, И. В. Попов. 2000.
  • Станок-качалка, Горная энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Е. А. Козловского. 1984—1991.
  • Аливердизаде K. C., Балансирные индивидуальные приводы глубиннонасосной установки, Баку-Л., 1951;
  • Chapter 3 Sucker Rod Pump // Niladri Kumar Mitra, Principles of Artificial Lift — Allied Publishers, 2012, ISBN 9788184247640, 464 страницы  (англ.)
  • Мищенко И.Т. Скважинная добыча нефти. Учебное пособие для вузов. — М: ФГУП Изд-во «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 2003. — 816 с.

Нефтяная скважина — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Нефтяная скважина в Татарстане, с качающимся штанговым насосом

Нефтяна́я сква́жина — горная выработка круглого сечения диаметром 75—400 мм, сооружаемая без доступа в неё человека, предназначенная для добычи либо разведки нефти и попутного газа. Как правило, скважины бурят вертикально, но могут бурить под заданным наклонным углом.

В вертикальном строении скважины различают начало (устье), ствол и конец (забой). Скважины сооружаются путём последовательного бурения горных пород, удаления разбуренного материала и укрепления стенок скважины от разрушения (при необходимости, зависит от характера пород). Для бурения применяются буровые станки, буровые долота и другие механизмы.

Добыча углеводородов через нефтяную скважину может осуществляться путём фонтанирования (при наличии избыточного давления в нефтяных пластах) или при помощи нагнетательных скважин для поддержания пластового давления.

Первое в мире бурение скважины для целей нефтедобычи проведено в 1846 году по предложению члена Главного управления Закавказским краем Василия Николаевича Семенова (1801—1863) на основе идей Николая Воскобойникова[1] (1801—1860) в посёлке Биби-Эйбат близ Баку, входившем тогда в Российскую империю. Глубина скважины составила 21 м. Работа была осуществлена под руководством директора Бакинских нефтяных промыслов, Корпуса горных инженеров — майора Алексеева[2], скважина была разведочной[3]. В 1864 году первая в России эксплуатационная скважина была пробурена на Кубани, в селе Киевском, в долине реки Кудако[4].

Первую американскую нефть из буровой скважины глубиной 15 м получил инженер Уильямс в 1857 году в Эннискиллен.

Однако чаще всего считают, что первую нефть из промышленной скважины получил американец Эдвин Дрейк 27 августа 1859 года[5].

В Баку в 1930 году был разработан (см. Мир-Бабаев М. Ф., 2007 г.) и в 1934 году на Грозненских нефтепромыслах успешно применен метод наклонно-направленного бурения[6], при котором скважины делаются не вертикальными, а наклонными (с отклонением ствола скважины от вертикали и изменением зенитного угла и азимута бурения). При этом буровая вышка может находиться на значительном расстоянии от месторождения. С помощью наклонных скважин, заложенных на окраине Баку, добывали нефть из-под городских кварталов. В 1930 году на всех бакинских нефтяных промыслах применялся электрокаротаж и приборы для измерения кривизны бурения. На Баилове (район Баку) в 1941 году впервые в мире бурится наклонная скважина на глубину 2000 м турбинным способом (бурение было осуществлено бригадой мастера Ага Нейматулла). Также 1941 году, начато бурение самой глубокой скважины в СССР (3200—3400 м) на месторождении Говсаны (Азербайджан). Наклонное бурение позволяет использовать стационарную буровую на берегу для добычи нефти на шельфе. Именно так работает часть скважин в Норвегии на берегу Северного моря.

Первые наклонно-направленные скважины имели криволинейную траекторию: от поверхности бурение ведётся сначала вертикально вниз, а затем набирается угол наклона для приведения к заданному направлению. Прямолинейная наклонная нефтедобывающая скважина впервые была пробурена на Старых промыслах Грознефти в 1949 г. (разработка инженера Бузинова М. М.)

На основе наклонного бурения был разработан метод кустового бурения, при котором с одной кустовой площадки расходится «куст» в 10—12 наклонных скважин, охватывающих большую нефтеносную площадь. Этот метод позволяет проводить буровые работы на бо́льших глубинах — до 6000 метров.

  1. строительство наземных сооружений;
  2. углубление ствола скважины, осуществление которого возможно только при выполнении двух параллельно протекающих видах работ — собственно углубления и промывки скважины;
  3. разобщение пластов, состоящее из двух последовательных видов работ: укрепления (крепления) ствола скважины опускаемыми трубами, соединёнными в колонну, и тампонирования (цементирования) заколонного пространства;
  4. освоение скважин. Часто освоение скважин в совокупности с некоторыми другими видами работ (вскрытие пласта и крепление призабойной зоны, перфорация, вызов и интенсификация притока [оттока] флюида) называют заканчиванием скважин.
  • Мир-Бабаев М.Ф. Краткая история азербайджанской нефти. – Баку, Азернешр, 2007, 288 c.
  • Mir-Babayev M.F. The role of Azerbaijan in the World’s oil industry – “Oil-Industry History” (USA), 2011, v. 12, no. 1, p. 109-123
  • Mir-Babayev M.F. Brief history of the first drilled oil well; and the people involved – “Oil-Industry History” (USA), 2017, v. 18, no. 1, p. 25-34
  • Vassiliou Marius. Historical dictionary of petroleum industry; 2nd edition — USA, Rowman & Littlefield Press, 2018, 593 p.
  • Мир-Бабаев М.Ф. О первой в мире нефтяной скважине. – «Нефтяное хозяйство», 2018, №8, c.110-111.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о