Нефтяные вышки: Морские нефтяные платформы: статус и юрисдикция — Добыча

Содержание

Морские нефтяные платформы: статус и юрисдикция — Добыча

Целью данной публикации является анализ международно-правового статуса плавучих буровых установок и морских стационарных платформ, установленных в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе для целей геологоразведки и добычи нефтегазовых ресурсов морского дна, в зависимости от типа нефтегазового объекта, его государственной принадлежности (флага), этапа выполнения работ. Результатом исследования является вывод, что морские нефтяные платформы вне зависимости от их технических характеристик и вида должны квалифицироваться как «установки и сооружения на морском дне», для того чтобы исключить возможность распространения на установки и сооружения режима морского судна и для предоставления прибрежному государству исключительной юрисдикции над такого рода имуществом.

Особую актуальность в условиях масштабного освоения углеводородных ресурсов континентального шельфа приобретает вопрос юридического статуса морских сооружений для добычи углеводородов. Несмотря на то, что нефтяные платформы достаточно давно используются для освоения морских нефтегазовых месторождений, на сегодняшний день не существует единой правовой позиции в отношении статуса данного имущества. Сложность квалификации таких объектов заключается в том, что фактически они бывают двух видов — стационарные и плавучие. В связи с этим, в мировой практике можно встретить три основных подхода: нефтяная платформа квалифицируется как «судно», «искусственный остров» или как «установка, сооружение» с момента установки на месторождении в морских акваториях для разведки и разработки природных ресурсов морского дна. Однако, квалификация морской нефтяной платформы не является формальной и чисто логической операцией, поскольку от ее определения зависит не только объем юрисдикции прибрежного государства, но и проблемы возмещения ущерба от разливов нефти, а также вопросы безопасности нефтегазовых объектов.

Морские нефтяные платформы относятся к оборудованию для морских месторождений и являются одними из крупнейших искусственных сооружений в мире, предназначенные для осуществления процесса производства путем разведки и добычи нефтегазовых ресурсов морского дна.

Морские искусственные сооружения для разведки и добычи углеводородов подразделяются на искусственные острова, буровые суда, плавучие буровые установки (самоходные и несамоходные), морские стационарные платформы, удерживаемые на грунте гравитационным способом, с помощью свай или комбинированным способом,  подводные добычные системы и вспомогательные плавучие сооружения. Необходимо подчеркнуть, что в мире отсутствует два типа одинаковых морских нефтяных платформ, все они являются уникальными сооружениями, созданными человеком.

Проблема заключается в том, что международное право ясно и четко не устанавливает юридический статус данного имущества — относится ли морские нефтяные платформы к категории «судно» или к «искусственным установкам и сооружениям» с момента установки на месторождении, что порождаем многочисленные трудности и в первую очередь связанные с конкуренцией юрисдикций прибрежного государства и государства флага. Проблема усложняется тем, что морские объекты фактически бывают двух видов – стационарные и плавучие,  которые при этом расположены с момента установки на месторождении в различных пространствах Мирового океана, характеризующихся различным международно-правовым статусом.

Конвенция по морскому праву (далее UNCLOS) не содержит определений «судно» (vessel), «корабль» (ship),  «искусственный остров, установка и сооружение». В связи с чем, неясно, следует ли квалифицировать морские нефтяные платформы как «судно» или как искусственные сооружения. Проблема усложняется тем, что данные термины имеют различное значение в зависимости от целей конвенций в которых они употребляются. Такая неоднозначная квалификация морских нефтяных платформ, предоставляет нефтяным компаниям выбор — регистрировать имущество по национальному праву как «судно» или как «сооружение». Международное право, национальное законодательство, судебная практика и практика нефтяных компаний склонна рассматривать плавучие буровые установки в качестве судна, в отношении морских стационарных платформ – практика противоречива. 

Однако, квалификация морских нефтяных платформ в качестве  «судна», и регистрация их в государственных судовых реестрах, в то время как они фактически используются в качестве «установок и сооружений» на морском дне в целях разведки и освоения его ресурсов имеет юридические последствия для прибрежного государства в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе которого они установлены. Квалификация морских нефтяных платформ, установленных в морских пространствах, не входящих в состав территории прибрежного государства в качестве судна подчиняет их юрисдикции, которой подчиняются морские торговые суда: исключительной юрисдикции государства флага и ограниченной юрисдикции прибрежного государства.  Достаточно сравнить положения ст. 60 UNCLOS, предоставляющие прибрежному государству исключительную юрисдикцию над «искусственными островами, установками и сооружениями», с положениями ст. 58 UNCLOS, устанавливающими  в исключительной экономической зоне свободу судоходства, включая исключительную юрисдикцию государства флага над судном. 

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Тем не менее, именно прибрежное государство несет производственные, экологические риски, риски безопасности нефтегазовых объектов, связанные с деятельностью по разведке и добыче нефти и газа в его исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе, в том числе связанные с ликвидацией разливов нефти, при этом разлив нефти с танкера, транспортирующего нефть и с функционирующей  скважины морского дна, совершенно различны по своим последствиям. При этом, прибрежное государство не имеет достаточных полномочий контролировать буровые работы, которые ведутся морскими нефтяными платформами, установленными на лицензионных участках в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе в том случае, если морские сооружения имеют юридический статус «судно».

Кроме того, нефтяные компании, регистрируя морские нефтяные платформы в качестве морского судна имеют право выбирать флаг его регистрации,  и здесь возникает одна из самых серьезных проблем – возможность регистрации морской нефтяной платформы под флагом «удобной» регистрации.

Государство флага в первую очередь отвечает за соблюдение стандартов строительства, проектирования, оборудования и комплектации судна. Особенностью концепции флага «удобной» регистрации является: легкий доступ к реестру, низкий уровень налоговых ставок, и т.д. Управляя нефтяной платформой под флагом «удобной» регистрации, владельцы морской нефтяной платформы избегают строгого правового регулирования.

Здесь только заметим, что квалификация плавучей буровой установки «Deepwater Horizon» в  качестве «судна» и ее регистрация в судовом реестре «под флагом удобного государства» наглядно продемонстрировало уязвимые положения международного права, и выявила риски регистрации  плавучей буровой установки в качестве судна. Так, арендованная нефтяной компанией «Бритиш Петролеум» у швейцарской компании «Transocean» плавучая буровая установка «Глубоководный Горизонт» имела юридический статус «судно», была зарегистрирована на Маршалловых Островах и, соответственно, рассматривалась как субъект исключительной юрисдикции Маршалловых Островов, при этом нефтяная платформа была установлена на лицензионном участке в исключительной экономической зоне США, где она и вела буровые работы. Во время взрыва «Deepwater Horizon» бурило скважину глубиной в две с половиной мили в Мексиканском заливе. Скважина находилась в исключительной экономической зоне США, примерно в 50 милях от побережья Луизианы. Согласно оценкам, разлив нефти в день составлял 53 тыс. баррелей, образовав на поверхности океана за три месяца разлива нефтяное пятно в 176 тыс. 120 кв км.

Катастрофа в Мексиканском заливе выявила степень экологического и экономического ущерба, которое ложится именно на прибрежное государство. Однако в том случае, если плавучая буровая установка имела бы статус «установки», прибрежное государство обладало бы исключительной юрисдикцией, которая предусмотрена международным правом.

 

Международно-правовой статус

 

В международном праве, в связи с отсутствием четкой терминологии,  нефтяные платформы квалифицируются в качестве:

— искусственного острова;

— морского судна;

— «установок, сооружений на морском дне», с момента установки объекта на месторождении.

 

Морская нефтяная платформа – «искусственный остров»


 

Так, к примеру в деле «Arctic Sunrise» (связано с инцидентом в Печорском море в 2013г., когда активисты «Гринпис» попытались подняться на нефтяную платформу «Приразломная» чтобы провести акцию против нефтедобычи в Арктике) спор вокруг юридического статуса морской стационарной платформы был ключевым во время рассмотрения дела по существу. Прокурор ссылался на свидетельство о праве собственности на судно, в котором указывалось, что, по данным реестра, морская стационарная платформа является судном, адвокаты арестованных членов экипажа настаивали на том, что нефтяная платформа имеет статус  «искусственный остров».

UNCLOS не дает определения искусственного острова, также как установка и сооружение, но предусматривает идентичное правовое регулирование.

Ряд международных конвенций ставит знак равенства между искусственными островами, установками и сооружениями. Так, к примеру, в Протоколе о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе 1988 г. указано, что для целей данного соглашения «стационарная платформа» означает искусственный остров, установку или сооружение, постоянно закрепленные на морском дне для разведки или разработки ресурсов или для других экономических целей (п. 3 ст. 1). Таким образом, очевидно, что для целей данного соглашения искусственные острова и нефтяные платформы рассматриваются как одна категория, имеющая схожий признак — крепление на морском дне. Однако, искусственные острова и платформы приравниваются только для целей данной Конвенции — предотвращения противоправных действий против обеспечения безопасности на данных объектах.

Таким образом, данный Протокол,относит морские стационарные платформы к искусственным островам, но под данное определение не подходят плавучие буровые установки.  С другой стороны, сам признак «крепление к морскому дну» с юридической точки зрения достаточно спорное и не точное понятие, учитывая что стационарная платформа также имеет временное крепление – на срок отработки месторождения, после чего она должна быть убрана с месторождения по нормам международного права и национального.

Главным признаком искусственного острова является его прочная связь с морским дном, которая выражается в невозможности его перемещения без ущерба его назначению. Однако данный признак присущ также морским стационарным платформам и морским погружным установкам. Учитывая, что морские нефтяные платформы бывают различных видов — стационарные и плавучие, а UNCLOS не содержит определение «искусственный остров», возникает вопрос: морская нефтяная платформа относится к категории «искусственных островов» или к «установкам и сооружениям».

В отличие от UNCLOS, Федеральный закон «О континентальном шельфе Российской Федерации», приводит определение «искусственного острова» главными юридическими признаками которого является  стационарно закрепленная искусственная конструкция, имеющая неплавучее опорное основание, выступающая над поверхностью воды при максимальном приливе (ст. 4). Однако данное определение, на наш взгляд, имеет цель провести различие между природным и искусственным островом в целях различий в их правовом режиме.

На первый взгляд категория «искусственный остров» наиболее приемлема для морских стационарных платформ. Хотя статус искусственного острова мог бы предоставить прибрежному государству полный контроль над плавучими буровыми установками, такая классификация неприемлема в связи с тем, что морские стационарные платформы имеют всего несколько схожих характеристик с искусственными островами, а именно крепление к морскому дну, которая говорит только о стационарности объекта.

 

Морская нефтяная платформа — судно или искусственного сооружение


 

В зависимости от этапа выполнения работ, морская нефтяная платформа может иметь статус, как судна (на время транспортировки), так и установки, сооружения, с момента установки на месторождении.

Так, Международная конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью, с изм. на 19.11.1976,  (далее Лондонская конвенция), относит «сооружение в шельфовой зоне» к самостоятельной правой категории. В соответствии с данной Конвенцией под установкой, понимается любая скважина или оборудование, как закрепленное на дне, так и передвижное, которое используется для целей разведки и добычи нефти из недр морского дна, а также  в случае, когда нефтяная скважина непосредственно связана с платформой или иным оборудованием, то такая скважина образует с нефтяной платформой единый комплекс установки. Для целей Лондонской конвенции, морское судно под которым понимается любое морское судно и плавучее средство любого типа, фактически перевозящее нефть наливом в качестве груза, не может рассматриваться в качестве установки. Из анализа содержания данной Конвенции следует три вывода, во — первых, данное определение распространяется как на морские стационарные платформы так и плавучие буровые установки, вне зависимости от критерия «закрепленные на дне», во – вторых, исключаются все виды морских нефтяных платформ из категории «судно», в — третьих, нефтяная скважина образует с морской нефтяной платформой «единый комплекс установки».

Международная конвенция по обеспечению готовности на случай загрязнения нефтью, борьбе с ним и сотрудничеству 1990 г. (OPRC) (Вместе с «Возмещением расходов, связанных с оказанием помощи»), содержит определения, как «судна» под которым понимается плавучее средство любого типа, эксплуатируемое в морской среде, так и «морской установки» под которой понимается любая стационарная или плавучая морская установка или сооружение, используемые при разведке, добыче нефти (ст. 2).

Несмотря на то, что под определение судна, приведенного в данной конвенции, подпадают и некоторые виды морских нефтяных платформ (плавучие буровые установки и буровые суда, а также морская стационарная платформа на момент транспортировки на месторождение), сам факт того, что в документе приводится два термина («морская нефтяная платформа» и «судно») свидетельствует, что цель Конвенции — разграничить данные объекты и подчеркнуть, что морская нефтяная платформа не обладает статусом морского судна на этапе разведки и добычи нефти.

Таким образом, для целей данной Конвенции морская нефтяная  платформа представляет собой отдельный объект регулирования, хотя плавучие буровые установки, когда не используются по их прямому назначению в целях разведки и освоения природных ресурсов морского дна, квалифицируются как морские суда. В связи с чем следует вывод, что квалификация морской нефтяной платформы вне зависимости от ее вида зависит от этапа выполнения работ.

Этот же самый подход обнаруживается в Резолюции Международной морской организации А.671(16) «Зоны безопасности и безопасность мореплавания вокруг прибрежных сооружении и установок» (далее Резолюция ИМО), где под плавучей буровой установкой понимается установка, используемая для буровых работ в целях разведки природных ресурсов. Плавучие буровые установки подпадают под категорию судна, в то время когда они находятся на ходу и не заняты буровыми работами, но признаются уже установками или сооружениями, когда ведут буровые работы. Действие резолюции распространяется на плавучие буровые установки только в момент их следования к месту разработки месторождения.

Таким образом, морские нефтяные платформы вне зависимости от критерия «закрепления на  морском дне», приравниваются к отдельной от морского судна категории — установки и сооружения в зоне континентального шельфа, но только с момента установки на месторождении (ведения работ).

Международная конвенция о спасании 1989 г. (SALVAGE),  содержит определение понятия «судно», под которым понимается любое судно или плавучее средство либо любое сооружение, используемое в целях судоходства (ст. 1). Наличие в определении слова «любое» наводит на мысль, что к морскому судну также можно отнести стационарную нефтяную платформу, которая до момента начала работ транспортируется на месторождение путем буксировки, соответственно, соответствует термину «плавучее сооружение», а именно несамоходное (буксируемое) судно. Таким образом, Международная конвенция о спасании 1989 г. отнесла морские платформы фактически к установкам и сооружениям на морском дне.

 

Морская нефтяная платформа – морское судно


 

В международном праве отсутствует единый критерий на основании которого можно квалифицировать морскую нефтяную платформу в качестве судна. Одни конвенции используют критерий  «постоянного крепления с морским дном», другие — напротив, не разделяют морские нефтяные платформы в зависимости от критерия «фиксации» на морском дне и рассматривают морские нефтяные платформы как суда. 

Проблема усложняется тем, что морские стационарные платформы до их момента установки на нефтегазовом месторождении с последующим конструктивным креплением к морскому дну, транспортируются посредством буксировки на лицензионный участок. Очевидно, что в промежуток времени пока установка и сооружение транспортируется, они подпадают под определение плавучего (буксируемого) транспортного средства. Важно обратить внимание, что, в свою очередь, плавучие буровые установки с момента установки на месторождении также фиксируются на морском дне и в любом случае фактически связаны с нефтяной скважиной, в связи с чем они также попадают под критерий связи с морским дном, и под определение установки и сооружения. 

Вопрос который возникает, какими документами следует руководствоваться при придании объекту статуса «судно». При этом сразу отметим, что единого, универсального подхода в национальном законодательстве, так же как и в международном праве нет.

Так, к примеру, применительно к целям Международной конвенции по предотвращению загрязнения с судов 1973 г. (МАРПОЛ 73/78), из определения «судна» приведенного в п. 4 ст. 2, следует, что стационарные и плавучие нефтяные платформы приравниваются к судам.  

Напротив, для целей «Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства», «судно» означает любое судно, не закрепленное постоянно на морском дне (ст. 1).

Однако, даже такая формулировка порождает вопрос: можно ли квалифицировать морские стационарные платформы в качестве судна, учитывая, что срок эксплуатации данного имущества в среднем составляет порядка 22 — 25 лет, в связи с чем, фактически она не является сооружением «постоянно» закрепленном на морском дне. Кроме того, плавучая буровая установка также крепится к морскому дну, хотя и не стационарным способом на время проведения геологических работ, и технологически связана с нефтяной скважиной на морском дне.

 

Морские стационарные платформы


В национальной практике государств, морские буровые установки как правило квалифицируются как суда, морские стационарные платформы как стационарные сооружения. Однако, не смотря на наличие определений в регистрах судоходства, на практике возникает много вопросов. Так, морская стационарная платформа одновременно полностью подпадает под признаки судна – наличие флага, название, позывной сигнал, необходимость регистрации в государственном судовом реестре.

Российские нефтяные компании при квалификации морских стационарных платформ руководствуются определением судна, данного в п. 1 ст. 7 КТМ РФ [13], где под судном понимается  самоходное и несамоходное плавучее сооружение, используемое в целях торгового мореплавания. При этом, деятельность, связанная с использованием судов для разведки и разработки минеральных и других неживых ресурсов морского дна и его недр относится согласно ст. 2 КТМ РФ к одному из видов деятельности торгового мореплавания.

При квалификации морской стационарной платформы в качестве «сооружения» и объекта недвижимого имущества, по российскому законодательству необходимо будет доказать, что  в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 130 ГК РФ  морская стационарная платформа  прочно связана с морским дном. Перемещение морской стационарной платформы без несоразмерного ущерба ее назначению невозможно. Успех квалификации морской стационарной платформы в качестве объекта недвижимого имущества в конечном итоге будет зависеть от того удастся ли доказать, что технические характеристики морской стационарной платформы и особенности ее эксплуатации подтверждают вывод об отнесении ее к сооружениям. В свою очередь, вывод о том, что морские стационарные платформы, установленные на грунте, не соответствуют понятию «судно» обусловлен  спецификой конструкции, технологическим назначением, габаритами, особенностями доставки, установки.

 

Плавучие буровые установки

 


 

Возникает вопрос, можно ли квалифицировать плавучую буровую установку в качестве морского судна или она относится к категории «установка и сооружение». Законодательство не дает ответа на данный вопрос. Проблема заключается в том, что в UNCLOS термины «платформа» (platform) и «сооружение» (structure) используются раздельно и, тем более, отдельно от терминов «судно» (vessel) и «корабль» (ship), которые используются взаимозаменяемо во всех ее положениях. Данная ситуация усложняется тем, что UNCLOS не содержит определений вышеназванных терминов. В связи с чем возникает вопрос, в какую из вышеназванных категорий относится плавучая буровая установка.

В мировой практике, глубоководные мобильные буровые установки юридически квалифицируются как «судно» и подчинены юрисдикции государства флага. В морском праве национальность судна и право плавания под государственным флагом поставлены в зависимость от государственной регистрации судна. Очевидно одно, что плавучая буровая установка относится к категории судна для цели государственной регистрации в судовом реестре.

Однако, квалификация плавучих буровых установок в качестве судна порождает конфликт юрисдикций между прибрежным государством и государством флага, что наглядно продемонстрировала авария, произошедшая на буровой установке «Deepwater Horizon», установленной в исключительной экономической зоне США.

Согласно законодательству США, плавучие буровые установки юридически квалифицируются как «судно»: «Mobile offshore drilling unit — означает судно, за исключением судов США общественного характера, способное участвовать в буровых работах для разведки или эксплуатации подводных ресурсов».Тем не менее, плавучие буровые установки также можно классифицировать и как «OCS facility» (т.е. «установка на внешнем континентальном шельфе») при условии, что буровая установка «установлена на морском дне внешнего континентального шельфа для разведки или освоения углеводородных  ресурсов».

 

Проблема юрисдикции прибрежного государства в зависимости от юридического статуса морской платформы

 

В UNCLOS закреплены пять водных акваторий (территориальное море, прилежащая зона, исключительная экономическая зона, континентальный шельф, открытое море) каждая из которых обладает своей юрисдикцией и различается объемом контролирующих правомочий органов прибрежного государства либо государства флага судна разрешать правовые вопросы, связанные с деятельностью морских судов. Каждая акватория обладает своими правилами прохода судов, и, соответственно, в каждой морской акватории государства, как прибрежные, так и занимающиеся судоходством, обладают различными правами и обязанностями.

Прибрежное государство в границах исключительной экономической зоны обладает суверенными правами вести разведочные работы, эксплуатировать, сохранять и управлять ресурсами углеводородов (п. 1 (а) ст. 56 UNCLOS). Также, в пределах данной зоны прибрежное государство обладает ограниченной юрисдикцией в отношении защиты и сохранены морской среды, созданием и использованием искусственных островов, установок и сооружений (ст. 56 UNCLOS).

При этом прибрежное государство в исключительной экономической зоне имеет «исключительное право сооружать, а также разрешать и регулировать создание, эксплуатацию и использование таких сооружений» (п. 1 ст. 60 UNCLOS).  Несмотря на это, оно не может требовать от судов, ведущих деятельность в его исключительной экономической зоне, соблюдать особые стандарты проектирования и конструкции.

В тоже время, ст. 58 UNCLOS также предусматривает, что исключительная экономическая зона представляет собой район  открытого моря в том числе для судоходства. Никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету (ст. 89 UNCLOS). В результате получается, что суда подчиняются исключительной юрисдикции государства флага (ст. 92 UNCLOS).

Таким образом, главная проблема заключается в том, что законы прибрежного государства не распространяются на стандарты проектирования и конструкции иностранных судов, а также к комплектованию экипажа и оборудования иностранных судов (п. 2 ст. 21 UNCLOS).

В соответствии с п. 1 ст. 2 Конвенции 1958 г. и п. 1 ст. 77 UNCLOS прибрежное государство осуществляет на континентальном шельфе суверенные права в целях разведки и разработки его природных ресурсов, которые носят строго ограниченный характер, что означает, что прибрежное государство не может осуществлять другие исключительные права, которые не касаются разведки и разработки естественных богатств его континентального шельфа. Однако, правовой режим континентального шельфа не затрагивает правового статуса вод, покрывающих континентальный шельф, которые могут относиться к исключительной экономической зоне (п. 1 ст. 78 UNCLOS). Иными словами, в этих водах сохраняется принцип свободы судоходства.

Таким образом, из анализа положений вышеназванных конвенций следует вывод, что UNCLOS наделяет прибрежные государства исключительной юрисдикцией над «установками и сооружениями» в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе. Из чего следует, что, если морская нефтяная платформа  квалифицируется как «установка, сооружение», то прибрежное государство имеет исключительную юрисдикцию над такой установкой. В исключительную юрисдикцию прибрежного государства над «установками и сооружениями» входит контроль за строительством, эксплуатацией и использованием такого рода объектов.

Таким образом, прибрежные государства обладают различным объемом прав по отношению к морским пространствам. Однако, когда речь заходит о нефтяных буровых установках, становится ясным, что в том случае, если относить плавучую буровую установку к категории судно, юрисдикция прибрежного государства заметно сужается.

Одна из наиболее очевидных причин неопределенности юридического статуса плавучих буровых установок лежит в плоскости отсутствия четкой терминологии в международном праве. Целью деятельности морских платформ является не судоходство, а ведение работ по разведке недр морского дна и добычи углеводородов. Квалификация морских нефтяных платформ, как плавучих, так и стационарных в качестве установок и сооружений на морском дне позволяет избежать конфликта юрисдикций между прибрежным государством и государством флага, в том случае если морская нефтяная платформа имеет юридический статус судна.

При этом, признание плавучих буровых установок в качестве установок и сооружений, не влечет изменение правового статуса (с судна на установку) между этапом транспортировки на месторождение к месту начала работ и ее установки на лицензионном участке. Квалификация морских нефтяных платформ (не зависимости от их вида), как установки и сооружения согласуется с целью обеспечения и гарантии суверенных прав прибрежного государства на добычу природных ресурсов в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе.

 

 

Юридический статус морских нефтяных платформ и регистрация их в качестве морского судна или установки, сооружения оказывает решающее влияние на объем юрисдикции прибрежного государства.

Возможность квалификации плавучей буровой установки в качестве судна и их регистрация в судовых реестрах под «флагом удобной регистрации» фактически лишает  прибрежные государства исключительной юрисдикции над такими установками. В результате прибрежное государство не может в полной мере осуществлять государственный контроль за безопасностью и техническим состоянием буровых установок. При этом, целью плавучей буровой установки является разработка и освоение недр морского дна, ведение буровых работ на лицензионном участке, что сопряжено с высокими промышленными и экологическими рисками.  После установки на месторождении углеводородов и крепления к устью нефтяной скважины, она не обладает признаками «судна».

 

Литература:

·         Колодкин А.Л., Гуцуляк В.Н., Боброва Ю.В. Мировой океан. Международно-правовой режим. Основные проблемы. М.: Статут, 2007.

·         Сочнева И.О. Современные технологии освоения морских нефтегазовых месторождений. М., 2016.

·         Сочнева И. О., Сочнев О.Я. Разведка углеводородов в арктических водах: Поиск технических решений для арктических морей России. М., 2016.

·         Lincoln L. Davies, Joseph P. Tomain «Energy Law in the United States of America», New York: Wolters Kluwer, 2015.

Lincoln L. Davies, Alexandra B. Klass, Hari M. Osofsky “Energy Law and Policy”, West Academic publishing, 2015.

Нефтяная платформа — это… Что такое Нефтяная платформа?

У этого термина существуют и другие значения, см. Платформа. Нефтяная платформа

Нефтяная платформа — сложный инженерный комплекс, предназначенный для бурения скважин и добычи углеводородного сырья, залегающего под дном моря, океана либо иного водного пространства.

В СССР проектированием нефтяных платформ и других компонентов морской нефте- и газодобычи занималось ЦКБ «Коралл»(г. Севастополь), в настоящее время ЦКБ Коралл входит в состав ООО «Группа Каспийская Энергия», Россия. В России строятся нефтяные платформы на судоверфях Калининграда, Астрахани и Северодвинска.

Каждая буровая установка на платформе (некоторые установки имеют две вышки) имеет 3 смены рабочих, которые работают по 4 часа через 8, заменяя друг друга.

История

Первая нефтеплатформа была помещена в прибрежную область штата Луизиана в 1938 г. Она была построена компанией Superior Oil.

Первая же морская нефтяная платформа, Нефтяные Камни, была построена на металлических эстакадах в 1949 году в Каспийском море, на расстоянии около 40 км к востоку от Апшеронского полуострова. Она числится в списке Книги рекордов Гиннеса как старейшая морская нефтяная платформа[1].

Типы

Наиболее крупные нефтеплатформы

Самая крупная платформа, добывающая и нефть и газ, платформа Хайберния, расположена в океаническом бассейне им. Жанны д’Арк, в Атлантическом океане близ канадского берега. Её основание гравитационного типа, прикреплённое к морскому дну, охватывает 111 м². Платформа напоминает бетонный остров с зубчатыми краями для противостояния айсбергам.

Крупнейшая в России платформа — Пильтун-Астохская-Б (PAB), расположена на шельфе Охотского моря вблизи восточного побережья острова Сахалин. Данная платформа построена на южнокорейской судоверфи по заказу компании «Сахалинская энергия» для работы на проекте Сахалин-2. Установлена в июле 2007 года. Несмотря на её гигантские размеры и сложные производственные мощности благодаря высокому уровню механизации её экипаж составляет 140 человек.

См. также

Примечания

Ссылки

Семь самых страшных аварий на буровых платформах

18 декабря 2011 года во время буксировки в Охотском море затонула буровая платформа «Кольская», на которой находились 67 человек. Спасти удалось лишь 14. Буровые и нефтяные платформы – довольно сложные инженерные конструкции, которые постоянно подвергаются разного рода рискам – от стихийных бедствий до ошибок эксплуатации. Добыче газа и нефти на морском шельфе неизбежно сопутствуют различного рода аварии. Причин таких катастроф множество. Это штормы, ураганы, аварийные взрывы, пожары, ошибки персонала, поломки оборудования. Каждая отдельная авария разворачивается по своему собственному сценарию. Вести.Ru вспоминают семь самых тяжелых аварий.

«Кольская»

Буксировка «Кольской» с западного побережья Камчатки к Сахалину началась 11 декабря 2011 года. На борту находились 67 человек. Через пять дней караван в Охотском море попал в полосу штормов. На платформе сорвало обтекатель носовой опоры, оказалась повреждена обшивка корпуса, образовался крен. 18 декабря капитан подал сигнал бедствия. Спасти из воды живыми удалось только 14 человек. Тела 17 погибших были подняты из воды. Остальные 36 считаются пропавшими без вести.

«Бохай-II»

25 ноября 1979 года во время буксировки в открытом море китайская буровая платформа «Бохай -II» попала в 10-балльный шторм. В результате затопления насосного помещения платформа перевернулась и затонула. Погибли 72 человека.

Alexander Keilland

В марте 1980 года в Северном море разломилась и опрокинулась норвежская буровая платформа Alexander Keilland. Из 212 человек, находившихся на платформе, погибло 123. Как заявили эксперты причина катастрофы — «усталость металла».

Ocean Ranger

В сентябре 1982 года недалеко от берегов Канады перевернулась и затонула американская нефтяная буровая платформа Ocean Ranger. Причина — небывалый ураган. Ударами 15-метровых волн были разбиты окна и затоплены жилые помещения. Сверхнадежная полупогруженная в океан железобетонная конструкция весом десятки тысяч тонн, считавшаяся абсолютно непотопляемой, получила опасный крен. На платформе находились 84 человека. Никому не удалось спастись, в результате десяти дней поисков были найдены тела всего лишь 22 погибших.

Piper Alpha

В июле 1988 года недалеко от Англии произошла крупнейшая катастрофа в истории — на нефтедобывающей платформе Occidental Petroleum’s Piper Alpha в результате взрыва, последовавшего за утечкой газа, погибли 167 человек из 226 находившихся в тот момент на платформе, только 59 осталось в живых. Piper Alpha — единственная в мире полностью сгоревшая платформа.

Р-56 Petrobras

16 марта 2001 г ода у берегов Бразилии взорвалась Р-56 – крупнейшая нефтяная платформа в мире, которая принадлежала фирме Petrobras. Погибли 10 нефтяников. 20 марта после серии разрушительных взрывов платформа затонула, нанеся непоправимый ущерб окружающей среде.

Deepwater Horizon

Самой крупной мировой экологической катастрофой на сегодняшний день признана авария на нефтяной платформе Deepwater Horizon, произошедшая 20 апреля 2010 года, в 80 км от побережья штата Луизиана в Мексиканском заливе на месторождении компании ВР. Во время взрыва и пожара на платформе погибли 11 и пострадали 17 человек. За 152 дня борьбы с последствиями аварии в Мексиканский залив вылилось около 5 миллионов баррелей нефти, нефтяное пятно достигло 75 тысяч квадратных километров.

Если бы ситуацию не удалось взять под контроль, масштабы последствий могли быть катастрофическими если не для всего мира, то, по крайней мере, для всего Атлантического океана.

Вышки роста: сколько будут дорожать нефтяные котировки | Статьи

Возвращение нефтяных цен к уровням конца 2019 года будет краткосрочным, и в дальнейшем котировки, скорее всего, пойдут вниз, полагают опрошенные «Известиями» эксперты. 8 марта стоимость барреля превысила $71, однако не удержалась на этом уровне. Толчок ценам дал очередной удар йеменских хуситов по территории Саудовской Аравии. Саудиты уже пообещали провести ответную спецоперацию. Но велика вероятность, что в апреле страны ОПЕК+ примут решение об увеличении добычи нефти, и это подтолкнет котировки вниз, полагают аналитики. Кроме того, Саудовская Аравия может отказаться от добровольного снижения производства.

Скачок в прошлое

В понедельник, 8 марта, стоимость майских фьючерсов на североморскую нефть Brent превысила отметку в $70, а затем и в $71 за баррель. Такого уровня цена Brent не достигала с конца 2019 года. Американская нефть WTI с отгрузкой в апреле в первой половине дня 8 марта торговалась в районе $68 за баррель.

Однако затем произошла коррекция. На 13:00 мск в понедельник цена Brent на межконтинентальной бирже ICE в Лондоне составляла $69,62. Баррель WTI на то же время стоил $66,36.

Фото: ТАСС/EPA/VALDRIN XHEMAJ

Цена нефти превысила $71 за баррель на новостях об атаке на крупнейший порт Саудовской Аравии. Кроме того, сформировался мощный растущий тренд на фоне активных мер стимулирования экономик и ведущих западных странах и ограничения добычи ОПЕК+, — прокомментировал ситуацию «Известиям» инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов.

Удар по Саудовской Аравии

В воскресенье, 7 марта, йеменские мятежники (хуситы из движения «Ансар Аллах») обстреляли баллистическими ракетами территорию Саудовской Аравии, а также выпустили беспилотные летательные аппараты, начиненные взрывчатым веществом. Всего в атаке участвовало 14 дронов типа «Самад-3» и «Касеф-2», было выпущено восемь баллистических ракет типа «Зульфикар» и «Бадр», заявил официальный представитель хуситских вооруженных сил Яхья Сариа в эфире телеканала «Аль-Масира».

Под удар, в частности, попал один из крупнейших в мире нефтяных портов Рас-Таннура, пострадала инфраструктура национальной нефтяной компании Saudi Aramco. Атаке подверглось одно из портовых нефтехранилищ, однако материального ущерба нанесено не было, сообщило Саудовское агентство печати. Обошлось и без жертв.

Восстановительные работы на НПЗ Saudi Aramco

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Также были атакованы военные цели в районе порта Даммам (Восточная провинция) и провинциях Асир и Джизан, утверждал представитель хуситов. Это уже шестая по счету операция, направленная на то, чтобы заставить власти Саудовской Аравии снять блокаду Йемена. Яхья Сариа предупредил, что до этого удары по территории королевства будут продолжаться. Саудиты, однако, в ответ объявили о начале спецоперации, в ходе которой планируется ряд воздушных ударов по хуситам.

Произошедшая атака вряд ли приведет к перебоям в поставках нефти, этим и объясняется откат цен вниз, пояснил аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук. Кроме того, у Саудовской Аравии есть накопленные запасы сырья, которое может быть использовано в случае необходимости, добавил эксперт.

На чем держатся цены

Каждая атака хуситов приводила к росту нефтяных цен, который, впрочем, оказывался недолгим, говорят эксперты. Однако поддержку котировкам оказывают и другие факторы, отмечают аналитики.

Так, недавно ОПЕК+ приняла решение не наращивать добычу, напомнил эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович. 4 марта министерский комитет картеля принял решение сохранить добычу на текущем уровне. Исключение было сделано лишь для России и Казахстана, которые смогут в апреле увеличить производство на 130 тыс. т в сутки и 20 тыс. т в сутки соответственно. Главным сюрпризом стало намерение Саудовской Аравии продлить в апреле добровольное сокращение добычи на 1 млн баррелей в сутки. Страна уже соблюдала такое ограничение в феврале-марте, и это оказало поддержку нефтяным ценам. Отраслевые эксперты ожидали, что в апреле королевство нарастит добычу.

Фото: REUTERS/Leonhard Foeger

— Кроме того, Россия фактически показала, что неспособна увеличить производство нефти в рамках отведенной льготы, — отметил Станислав Митрахович. — Плюс в мире идет массовая вакцинация от коронавируса, и это, конечно, играет на повышение цены барреля.

Если говорить о фундаментальных факторах, то позитивно на нефтяных ценах скажется эмиссия, объявленная президентом США Джозефом Байденом, полагает эксперт. Этот «прилив» будет поднимать все «лодки», в том числе и нефтяной бизнес, пояснил он. В конце прошлой недели американский сенат одобрил план Джо Байдена по стимулированию национальной экономики. Согласно документу, власти США намерены реализовать пакет мер в общей сложности на сумму в $1,9 трлн. В частности, предполагаются прямые выплаты гражданам в размере $1,4 тыс. на налогоплательщика.

Ценовые перспективы

В ближайшее время цены могут не удержаться на текущем уровне и пойти вниз, спрогнозировал Станислав Митрахович. В частности, один из сдерживающих факторов — то, что вакцинация не везде идет успешно и ряд стран могут ее провалить, утверждает эксперт. Кроме того, с мая Саудовская Аравия может оказаться от своих обязательств по ограничению добычи, да и вообще ОПЕК+, вероятно, пересмотрит квоты, не исключил Станислав Митрахович. Могут возникнуть трения, если окажется, что рост цен чрезмерно способствует восстановлению сланцевой добычи в США (не участвуют в сделке ОПЕК+, однако уровень запасов и производства в США является одним из важнейших факторов влияния на котировки), указал эксперт.

— Не исключено, что с накоплением противоречий и ростом угроз картель ОПЕК+ вообще может распасться, — предупредил Станислав Митрахович.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Если картель будет придерживаться новой политики ускоренного сокращения накопившихся в мире запасов нефти (то есть добыча будет сдерживаться) и если Саудовская Аравия продолжит добровольное сокращение добычи, то нормализация глобального уровня запасов может произойти не к концу 2021 – началу 2022 года, как планировалось ранее, а уже к концу третьего квартала текущего года, считает Андрей Полищук. Впрочем, сдерживать добычу будет непросто, добавил он. Скорее всего, картель одобрит повышение, но рост производства в странах ОПЕК+ будет более плавным, чем предполагалось ранее, заключил аналитик.

Медленное восстановление спроса на глобальном нефтяном рынке, вероятно, не даст котировкам вырасти значительно выше отметки в $70 за баррель, полагает Сергей Суверов. Также стоимость черного золота будет сдерживать ожидаемое в начале апреля решение ОПЕК+ об увеличении добычи, добавил он. В ближайшие два-три месяца цены на нефть Brent могут колебаться в диапазоне $65–72 за баррель, спрогнозировал эксперт.

Ковчег для Мальдив: какова судьба старых нефтяных платформ: Статьи экологии ➕1, 20.12.2021

Отель Seaventures Dive Resort на старой нефтяной платформе

Фото: Andre Seale / VWPics

В мире насчитывается более 12 тыс. морских нефтегазовых платформ. C каждым годом запасы ископаемого топлива под водой иссякают. Его добыча становится менее прибыльной для операторов. Особенно — по мере перехода на возобновляемые источники энергии для борьбы с климатическими изменениями. Демонтировать отслужившие буровые вышки — дорого и трудоемко. Согласно подсчетам IHS Markit, в 2016-2040 годах должны быть выведены из эксплуатации 2,6 тыс. морских установок. На это потребуется около $210 млрд.

Вывод из эксплуатации устаревших морских буровых установок строго регулируется международным правом. Международное законодательство разрешает полное или частичное удаление конструкций, построенных до 1998 года. Все конструкции, установленные после 1998 года, должны быть спроектированы так, чтобы их можно было полностью демонтировать.

Однако с 1990-х годов ученые разрабатывают новые подходы к утилизации нефтегазовых платформ. Один из них — удаление надводной части конструкции и превращение подводной в коралловые рифы для сохранения биоразнообразия. Среди других идей — создание рыболовных ферм или дайвинг-отелей.

Старые конструкции, служившие когда-то для добычи нефти и газа, сегодня стали идеальным каркасом для коралловых рифов и домом для рыб и черепах. По данным Национальной академии наук США, искусственные рифы обеспечивают морских обитателей пищей, укрывают от хищников и являются безопасным местом размножения. В США такая трансформация нефтяного наследия практикуется с 1984 года. Более 500 нефтегазовых платформ были превращены в искусственные рифы недалеко от прибрежных штатов Мексиканского залива — Алабамы, Флориды, Луизианы, Миссисипи и Техаса.

Еще один способ использовать отработавшую буровую вышку — создать при ней отель для дайвинга. Идея пришла в голову одному из сингапурских политиков, который увидел отслужившую платформу на судоверфи. До этого установка использовалась как жилой модуль, ее постоянно буксировали от одного места добычи к другому. Платформу было решено перенести на берег моря Сулавеси, недалеко от острова Сипадан в Малайзии. Она была отреставрирована и переделана в отель и платформу для дайвинга Seaventures Dive Resort. Отель всего на 25 номеров нельзя назвать роскошным, он оформлен в индустриальном стиле. Но этот район Тихого океана знаменит своей богатой морской жизнью: коралловыми рифами, тропическими рыбами и морскими черепахами, а потому придется по вкусу любителям подводного плавания с аквалангом.

О превращении нефтегазовой вышки в туристический объект в октябре 2021 года объявил Государственный инвестиционный фонд Саудовской Аравии. Старая платформа в Персидском заливе превратится в парк развлечений The Rig общей площадью более 150 тыс. кв. м. На его территории, помимо аттракционов, разместятся три отеля, рестораны мирового класса, вертолетные площадки, а также площадки для занятий экстремальными видами спорта. Объем инвестиций не раскрывается.

Норвегия исследует возможность превращения морской буровой платформы в рыбную ферму. Проект Octopus Concept является детищем компании Roxel Aqua и представляет собою модифицированную самоподъемную установку, оснащенную клетями для разведения лосося и форели. На глубину они опускаются с помощью специальных лебедок. В марте 2021 года нидерландская компания Jack-Up Barge (J-UB) также объявила о планах перепрофилировать нефтяные вышки в фермы на побережье Шотландии, в Австралии и Норвегии.

Проект рыбной фермы на бывшей нефтяной платформе в Норвегии

Согласно самым консервативным прогнозам Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), Мальдивы могут вскоре стать непригодными для жизни из-за повышения уровня моря. Повышение средней мировой температуры может привести к затоплению большинства из 200 обитаемых сегодня островов. Возможно, уже в этом веке правительству страны придется решать, куда переселять жителей. Студент Школы архитектуры Unitec в Окленде, Новая Зеландия, Маянк Таммалла придумал расселить все население Мальдив на нефтяных вышках. Он уверен, что буровые установки могут быть приспособлены для жизни, и предлагает, например, использовать для строительства жилищ кокосовую древесину, чтобы хоть как-то сохранить связь с прошлым.

Фото: Mayank Thammalla

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен.

Дарья Вайнцеттель

Маск купил две нефтяные платформы для пусков марсианских ракет

Илон Маск купил две нефтяные платформы, с которых его ракеты будут стартовать к Луне и Марсу. В будущем они пригодятся, чтобы разгрузить наземные стартовые комплексы.

Компания Илона Маска SpaceX приобрела две нефтяные платформы и уже начала их переоборудование для использования в качестве плавучих космодромов. Планируется, что оба космодрома, которым уже дали названия в честь спутников Марса – Фобос и Деймос –

будут служить стартовыми площадками для новых ракет-носителей Starship.

В SpaceX уже давно намекали на то, что в будущем планируют использовать плавучие старты для запусков и посадок ракетной системы Starship, пишет издание Nasaspaceflight.com. Это связано с мощной взрывной волной и шумовым воздействием, которое будет создавать сверхтяжелая ракета вблизи густонаселенных районов.

Объявления о найме на работу, которые ранее разместила SpaceX, указывают на то, что переоборудование платформ уже начато в городе Браунсвилл, штат Техас, рядом с деревней Бока-Чика, где проектируются и испытываются прототипы кораблей Starship.

Среди требуемых позиций – крановщики, электрики, инженеры для работы в открытом море, а задачей прямо называется «проектирование и строительство морского космического старта».

«Я исследовал местность вокруг порта Браунсвилл, ожидая испытания Starship, и обнаружил нефтяную платформу, которая называется «Деймос» в честь одного из спутников Марса», — написал в Twitter фотограф Джек Бейер, разместив фотографии вышки.

More shots of SpaceX’s former oil rig/soon to be spaceport. @NASASpaceflight pic.twitter.com/Ma7Z9OVrac

— Jack Beyer (@thejackbeyer) January 19, 2021

Судя по прошлым фотографиям платформы, ранее она называлась ENSCO 8500 и принадлежала нефтяной компании Ensco Rowan PLC. Затем, в 2019 году она стала собственностью компании Valaris, крупнейшего в мире оператора морских нефтяных платформ, была переименована в Valaris 8500 и вместе с вышкой Valaris 8501 была продана в августе 2020 года после банкротства этой фирмы.

По данным СМИ, каждая обошлась связанной со SpaceX компании Lone Star Mineral Development LLC в $3.5 млн. Ранее обе платформы использовались для бурения на глубину до 3 километров.

В июне 2020 года Маск написал у себя в Twitter: «SpaceX строит плавающие космопорты сверхтяжелого класса для марсианских, лунных и сверхзвуковых путешествий вокруг Земли».

Идею использования морских космопортов Маск обозначил еще в 2017 году, рассказав о своих планах сверхзвуковых перелетов вокруг Земли на кораблях Starship. Отправка грузов и пассажиров в суборбитальные полеты вокруг Земли требует вывода стартовых комплексов подальше от населенных пунктов из-за шума, создаваемого двигателями ракеты.

Впрочем, основная цель создания кораблей Starship – будущие полеты на Марс, что потребует операции по дозаправке на орбите Земли при помощи специальных заправщиков.

Полеты к Луне потребуют как минимум одну такую дозаправку, к Марсу – несколько. Кроме того, ограниченность временных «окон» для запуска к Марсу потребует множественных пусков в течение короткого времени в будущем. Все эти факторы усложнят запуски ракет с имеющихся двух наземных стартов в Бока-Чика, и два морских старта позволят разнести запуски территориально.

Эксперты считают, что использование морских платформ начнется после первых успешных космических пусков кораблей Starship на сверхтяжелой ракете Super Heavy. Ожидается, что это может произойти уже в конце текущего года.

Приобретенные платформы — не первые элементы морской инфраструктуры компании SpaceX. Уже несколько лет для посадки первых ступеней ракет Falcon9 она использует две морские платформы длиной 100 и шириной 50 метров.

В начале декабря SpaceX Компания провела первое высотное испытание своего прототипа корабля Starship – SТ8. Американские СМИ назвали это испытание эпическим, феерическим и большим шагом на пути человечества к Марсу. Как и планировалось, по достижении высоты 12,5 км Starship отключил двигатели и начал свободное падение на землю.

Разогнавшись, корабль должен был совершить подскок с переворотом, получив вертикальную ориентацию при помощи двигателей, и плавно приземлиться. К восторгу зрителей и экспертов корабль смог совершить почти все этапы испытания, кроме последнего – при посадке корабль не смог полностью погасить скорость и взорвался на заданной площадке спустя 6 минут 42 секунды после старта.

На днях компания планирует испытать последний новейший прототип корабля – SN9.

В Саудовской Аравии нефтяную платформу превратят в экоотель. Посмотрите на его проект | Общество

В Саудовской Аравии превратят нефтяную вышку в Персидском заливе в экоотель, который позволит туристам обратить внимание на проблемы, связанные с глобальным потеплением и загрязнением окружающей среды. Об этом пишет Gizmodo.

Общественный инвестиционный фонд Саудовской Аравии анонсировал проект «Риг» — это туристический курорт, площадью свыше 150 тыс. кв. метров, который будет базироваться на нефтяной буровой платформе. На территории объекта построят три отеля с 800 номерами суммарно, 11 ресторанов, американские горки, колесо обозрения, концертный зал и центр дайвинга.

Однако не все оценили инициативу Саудовской Аравии, сделать нефтяные вышки более привлекательными. Журналист Gizmodo пишет:

«Мы живем в реальности, где компании, производящие ископаемое топливо, разрушают климат. В этой реальности бесстыдная попытка Саудовской Аравии добиться благосклонности публики к своим нефтяным вышкам, буквально создав красивую, блестящую и забавную буровую установку, вызывает презрение. Это также опасно, потому что преуменьшает проблемы, связанные с изменением климата», — заключает автор.

Тем не менее, Государственный инвестиционный фонд утверждает, что будет следовать «ведущим мировым стандартам и лучшим практикам» в области защиты окружающей среды, чтобы поддерживать окружающую среду вокруг THE RIG.

Пока неясно, когда THE RIG. будет открыт для публики. «Что несомненно ясно, так это то, что новый курорт Саудовской Аравии — совершенно ненужное и расточительное предприятие, которое только усугубляет климатический кризис», — добавляет автор колонки в Gizmodo.


Читать далее:

Хокинг был прав, но иногда ошибался: самые смелые идеи ученого

Посмотрите на цифровое искусство, которое сделали на основе анализа книг Айзека Азимова

Антивозрастной препарат действует как «умная бомба», уничтожая старые клетки в организме

Конец бурения нефтяных скважин в Лос-Анджелесе

Миллионы лет назад Тихий океан покрывал мелководье, известное сегодня как бассейн Лос-Анджелеса. Осадки фито- и зоопланктона накапливались в теплой и стоячей воде на глубине более двух километров. Последовательные геологические эпохи сохраняли и уплотняли эти отложения, пока они не превратились в жидкие углеводороды, которые просачивались в проницаемые каналы, иногда выходя на поверхность. В плейстоцене мамонты, гигантские ленивцы и саблезубые тигры были пойманы и окаменели в просачиваниях природного асфальта, которые стали известны как смоляные ямы Ла-Бреа.Народы тонгва и чумаш использовали выдавленный из земли асфальт для изготовления водонепроницаемых каноэ и корзин, а также для изготовления слепков сломанных костей. В 1769 году монах, сопровождавший испанскую экспедицию, писал о «больших болотах из определенного вещества, похожего на смолу», которое «послужило бы для конопатки многих кораблей».

На создание изысканных природных явлений ушли миллионы лет, а на разграбление ушло немногим более столетия. Первая нефтяная скважина в Лос-Анджелесе была вырыта вручную в районе, ныне известном как Эхо-Парк, двумя старателями, Эдвардом Доэни и Чарльзом Кэнфилдом, в 1892 году.Доэни, который позже вдохновил персонажей на «Большой сон» Рэймонда Чендлера и «Нефть!» Эптона Синклера, а также на «Нефть крови» Пола Томаса Андерсона, основанную на романе Синклера, было около тридцати пяти и почти сломался, когда он прибыл в Калифорнию, и, согласно легенде, увидел фургон, перевозивший липкую черную смолу, которую местные жители иногда использовали в качестве топлива. Он проследил происхождение вещества до его источника и с помощью Кэнфилда арендовал участок земли, где оно, как известно, просачивалось из-под земли.После нескольких недель раскопок они наткнулись на нефтяное месторождение Лос-Анджелес-Сити, резервуар сырой нефти под полосой земли, которая простирается от современного корейского квартала до стадиона Доджер. За десять лет на его протяжении были вырыты сотни колодцев. Большой нефтяной бум последовал в двадцатых годах прошлого века, после того как в Хантингтон-Бич, Лонг-Бич и Инглвуде были обнаружены запасы нефти. Эти нефтяные резервуары и десятки других сделали Лос-Анджелес Саудовской Аравией того времени. В то время город производил до четверти мировых запасов нефти.

По данным Геологической службы США, в настоящее время насчитывается шестьдесят восемь названных нефтяных месторождений в пределах четырехсот пятидесяти квадратных миль бассейна Лос-Анджелеса. Десять из этих месторождений считаются гигантами, содержащими более миллиарда баррелей нефти. В двадцатые годы многие нефтяные месторождения представляли собой хаотичные заросли вышек, окруженные сельскохозяйственными угодьями. Но по мере того, как население города увеличивалось, отчасти из-за нефтяного бума, городское жилье заполнило промежутки между ними. Разработка нефтяных месторождений была бессистемной и часто импровизированной, регулируемой так называемыми законами захвата, которые препятствовали централизованной инфраструктуре.Попытки зонировать нефтяную промышленность в тридцатых годах для защиты стоимости недвижимости в значительной степени были приостановлены во время Второй мировой войны, когда даже береговая линия Венис-Бич, где сегодня находится лос-анджелесский офис Google, была усеяна нефтяными скважинами, которые регулярно выливались в разливы, выбросы и взрывы. Совсем недавно, в 1971 году, архитектурный критик Рейнер Бэнэм описал этот район как «длинную неопределенную полосу каркасных домов разного возраста, пустырей, нефтяных насосов и унылых гравийных зарослей».

Процесс, известный как эстетическое смягчение, был предпринят несколькими нефтяными компаниями в 1960-х годах.Кардиффская башня, нефтяная скважина, открытая в 1966 году в исторически еврейском районе Пико-Робертсон, имитирует архитектуру синагоги. Участок Packard Well Site, открывшийся на Дженеси-авеню в 1967 году, снаружи был замаскирован под офисное здание, а внутри имел открытую для публики смотровую площадку. Торговый центр Beverly Center огибает место бурения на нефтяном месторождении в Беверли-Хиллз. У берега Лонг-Бич находятся острова THUMS , искусственные буровые площадки, которые выглядят как курорт, если смотреть с суши.(Их название является аббревиатурой от Texaco, Humble, Union, Mobil и Shell, компаний, которые их построили.) В 2000 году буровая вышка, десятилетиями доминировавшая в кампусе средней школы Беверли-Хиллз, была спрятана под звуконепроницаемым навесом, облицованным в виниловом сайдинге, раскрашенном цветами госпитализированными детьми и переименованном в Башню Надежды. Промышленность проявляла меньшую заботу о рабочих и преимущественно чернокожих и латиноамериканских кварталах, в том числе о участках, прилегающих к более богатым чернокожим анклавам, таким как Вест-Адамс и Болдуин-Хиллз.Установленные там генераторы работали на дизельном топливе, а не на электрическом, а насосные станции кивали у всех на виду.

Тем не менее, можно утверждать, что весь Лос-Анджелес — это триумф эстетического смягчения: город, основанный на самой загрязняющей промышленности — на том, что U.S.G.S. сухо называет в одном отчете «известно высокий местный спрос на продукты нефтепереработки» — имеет давнюю традицию скрывать свою разрушительную для окружающей среды онтологию за зимним солнцем и личным благополучием. По сравнению с другими экзистенциальными угрозами для города — землетрясениями, лесными пожарами, нехваткой воды — опасности строительства густонаселенного города над резервуаром с интенсивно добываемыми углеводородами обсуждаются меньше, несмотря на нередкие утечки, взрывы и разливы.Случайное затопление подвала сырой нефтью, как правило, рассматривается как соседское дело.

Однако в последнее время терпимость жителей Анджеленоса к соседним нефтяным скважинам ослабла. Из-за изменения климата наличие добычи ископаемого топлива в центре второго по величине города Америки кажется все более нелепым, даже если жители остаются одними из самых зависимых от нефти потребителей страны. Американский энвайронментализм тоже изменился, сосредоточившись несколько меньше на сохранении дикой природы и больше на борьбе с экологическим расизмом в городских районах.Нефти в округе Лос-Анджелес, которую было относительно легко добывать, сейчас нет. С восьмидесятых годов, когда производство достигло своего пика, транснациональные компании, занимающиеся добычей ископаемого топлива, в основном ушли; сегодня более мелкие операторы выкапывают то, что осталось, используя более ресурсоемкие и загрязняющие окружающую среду методы, такие как кислотная обработка и гидроразрыв пласта. В последние годы закрылись несколько самых известных нефтяных скважин города, включая Башню надежды и фальшивое офисное здание на Дженеси-авеню.

В сентябре, после нескольких лет массового лоббирования, Наблюдательный совет округа Лос-Анджелес проголосовал за запрет нового бурения и поэтапный отказ от существующих скважин в некорпоративных частях округа Лос-Анджелес.В январе аналогичное предложение было принято городом Лос-Анджелесом. Если эти законы выдержат ожидаемые судебные разбирательства, за ними последуют исследования, чтобы подтвердить, что нефтяные компании получили отдачу от инвестиций, а затем скважины будут закрыты. Гэвин Ньюсом, губернатор Калифорнии, заявил, что штат больше не будет выдавать разрешения на гидроразрыв пласта, начиная с 2024 года, и поставил цель прекратить добычу нефти в Калифорнии к 2045 году. Недавно он запретил строительство новых нефтяных и газовых скважин. в пределах тридцати двухсот футов от домов, школ и медицинских учреждений; в его бюджете на 2022 год предусмотрены средства на переподготовку нефтяников и газовиков.Однако, как и в большинстве политик в области изменения климата, существует тенденция к прокрастинации, которая смягчает чрезвычайную ситуацию, откладывает изменения до следующего года или еще через год. В прошлом году штат выдал пятьсот сорок два разрешения на бурение новых скважин в штате Калифорния и более полутора тысяч разрешений на переделку старых, в том числе несколько в Лос-Анджелесе. Терпение многих людей, живущих рядом с этими колодцами, на исходе.

The Baldwin Hills Scenic Overlook — холмистый парк, часто посещаемый бегунами.Путь к вершине ведет мимо сада колибри к вершине, ощетинившейся сотовыми телефонами и радиовышками, останавливаясь у забора, увенчанного колючей проволокой. С другой стороны, простирающееся почти на две мили вдаль, простирается обширное нефтяное месторождение Инглвуд, одно из крупнейших городских буровых предприятий в Соединенных Штатах. Он обширный и коричневый, пересеченный грунтовыми дорогами, редкими точками с насосными колонками и вентиляционными отверстиями — неуместная пустота на фоне города, простирающегося до самого Тихого океана.Кажется невероятным, что в таком густонаселенном месте так много земли было огорожено с целью, которая в значительной степени исключает возможность проживания людей, и что нефть сумела сохранить превосходство над столь многими другими экономическими интересами. В радиусе пяти миль от периметра поля проживает более миллиона человек.

В январе меня отвез на смотровую площадку на белой Toyota Prius Пол Феррацци, оператор на пенсии, одетый в куртку Carhartt и джинсы. Долгое самообразование Феррацци в области отношений между городской нефтью и его жителями началось с его оппозиции жилому комплексу под названием Плайя-Виста, который был построен в начале двухтысячных годов рядом с истощенным нефтяным резервуаром, который теперь служит естественным источником. место хранения газа.Утечка метана пузырится из искусственного озера на территории комплекса, а здания на участке оборудованы сигнализацией в целях подготовки к крупной утечке природного газа. В 2015 году Porter Ranch, менее густонаселенный комплекс на аналогичном участке под названием Aliso Canyon, пришлось эвакуировать, когда единственная утечка метана, продолжавшаяся несколько месяцев, удвоила выбросы парниковых газов в районе Лос-Анджелеса.

В «Приусе» к нам присоединилась Дебора Вайнраух, юрист и активистка по защите прав животных, со светлой челкой и неземной манерой поведения, которая напомнила Стиви Никс в ее золотые годы.Феррацци и Вайнраух оба живут в Калвер-Сити, где находится около десяти процентов скважин нефтяного месторождения Инглвуд. Мы встретились ранее в тот же день в доме Вайнрауха в соседнем закрытом поселке. На входной двери Вайнрауха было написано «Добро пожаловать любителям кошек». Улица, на которой живет Вайнраух, заканчивается забором, обозначающим границу поля; масляные насосы видны в нескольких метрах. Много лет назад, услышав о диких кошках, живущих на территории нефтяного месторождения, Вайнраух вышла и увидела то, что она описала как колонию сильно уродливых кошек и котят, живущих возле труб, из которых, казалось, вытекала нефть.Она переехала в Калвер-Сити в 1999 году, после того как Chevron продала свои права на бурение нефтяного месторождения. Правительство штата начало разрабатывать планы по превращению поля в «Центральный парк Запада», который стал бы крупнейшим городским парком, созданным за столетие. Вместо этого месторождение было куплено техасской компанией Plains Exploration and Production, которая начала интенсивные работы по эксгумации труднодоступной нефти, включая гидроразрыв пласта в двадцати трех вертикальных скважинах.Позже государственный регулятор был уволен и оштрафован за ускорение выдачи разрешений на бурение для компании, акциями которой он владел.

Работа в нефтегазовой отрасли и новости. Rigzone расширяет возможности профессионалов в области нефти и газа  | Ригзон

НОВОСТИ
ВАКАНСИИ Вакансии Главная Категории вакансий ПОИСК РАБОТЫ
СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА ЗАГОЛОВКИ
Просмотр лучших вакансий

ЗАГОЛОВКИ КАРЬЕРЫ
Ярмарки вакансий и мероприятия РЫНОК ОБОРУДОВАНИЯ

Рынок оборудования Rigzone объединяет покупателей и продавцов нефтепромыслового оборудования, включая наземные буровые установки, морские буровые установки, буровое оборудование, производственное оборудование и многое другое, на беспрепятственном всемирном обмене.

Рекомендуемое оборудование

Петрус Интернэшнл Холдинг Пте Лтд.

Местонахождение: Остров Батам, Индонезия.

Состояние: Б/у, хорошее состояние.

Цена: По запросу

Total Oilfield Equipment & Supply, LLC

Местонахождение: Робстаун, Техас

Состояние: AS/IS или восстановленный

Цена: Связаться с Total Oilfield Equipment & Supply

Нефтяное месторождение МБГ

Местонахождение: Дубай, Свободная зона Джебель-Али

Состояние: Новый/Неиспользованный

Цена: По запросу

Калифорнийским оффшорным нефтяным платформам уже десятки лет, и промышленность сопротивляется их выводу из эксплуатации

В течение недели ужаса и горя, возмущения и требований большей ответственности многие калифорнийцы не могли не подвергнуть сомнению все другие нефтяные платформы, которые заржавели и взбились за десятилетия всего в нескольких милях от берега.

Возьмите платформу А, пожалуй, самую печально известную из всех буровых установок: утром 28 января 1969 года этот громадный комплекс металла у побережья Санта-Барбары прорвал морское дно и вскипел в море до черноты. Тысячи птиц, облитых нефтью, пытались взлететь. Морские выдры барахтались в воде. Разлив стал «экологическим выстрелом, услышанным во всем мире», воодушевив нацию и навсегда закрепив неприязнь Калифорнии к морскому бурению.

Для протокола:

19:20м. 11 октября 2021 г. В предыдущей версии этой статьи говорилось, что Chevron Corp. была первоначальным разработчиком морской нефтяной платформы Holly. Первоначальным разработчиком была ExxonMobil Corp.

.

Сейчас, более 50 лет спустя, воспоминания, возможно, поблекли, но эта платформа — нет. Платформы A, B и C, а также более дюжины других буровых установок продолжают работать — часто под сомнительным контролем и в обстоятельствах, которые большинству могут показаться шокирующими.

Эксперты и защитники окружающей среды говорят, что эта стареющая инфраструктура, вероятно, вызовет новые бедствия в ближайшие годы, поскольку нефтяные компании сталкиваются с неопределенным будущим, неохотно инвестируют в модернизацию и передают активы все более и более мелким компаниям.

В то время как представители отрасли отвергают эту версию, ущерб от разлива в округе Ориндж, причина которого еще не установлена, является мучительным напоминанием о том, что находится в опасности, когда наши пляжи загрязняются нефтью.

«Как получилось, что у нас разлив нефти 1969 года и крупная экологическая революция, а в 2021 году мы имеем дело с теми же самыми платформами и такими же авариями?» сказала Мэгги Холл, старший юрист Центра защиты окружающей среды, некоммерческой юридической фирмы по охране окружающей среды, которая была создана в ответ на разлив 1969 года в Санта-Барбаре.«Конечно, мы уже усвоили урок. … Продолжение эксплуатации этих устаревших платформ представляет неприемлемый риск для нашей морской среды, особенно в то время, когда мы переживаем климатический кризис».

Поскольку Калифорния все больше переходит на более чистую энергию, ее оставшиеся морские нефтяные вышки могут показаться пережитками эпохи ископаемого топлива, дни которой сочтены. Тем не менее, эти нефтяные вышки вряд ли будут закрыты и демонтированы в ближайшее время. У нефтяных компаний есть стимул поддерживать их в рабочем состоянии — отчасти потому, что затраты на вывод из эксплуатации очень высоки — или передать их более мелким компаниям.

«У побережья Калифорнии это было интересно, потому что все мелкие операторы стремились взять на себя управление», — сказал Дэвид Валентайн, ученый из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, который руководил крупными исследованиями катастрофы Deepwater Horizon в 2010 году и катастрофы 2015 года. Разлив Рефухио. «Таким образом, большинство крупных нефтяных компаний давно покинули Калифорнию, потому что для них это негостеприимная деловая среда… и ситуация или прогноз для меня еще хуже, потому что [более мелкие компании] не имеют глубоких карманов, чтобы иметь дело с инцидентами или с выводом из эксплуатации.

Имея незначительные финансовые или нормативные стимулы для закрытия этих структур, эта мешанина из менее известных корпораций, которые в настоящее время эксплуатируют большинство платформ и трубопроводов, по-видимому, застряла — добывает последнюю оставшуюся нефть и газ из скважин, срок эксплуатации которых истек. основной.

Эти устаревшие платформы продолжают работать в значительной степени, как говорят многие, в соответствии с давними рамками, которые восходят к Закону о землях внешнего континентального шельфа 1953 года: закон, по существу, позволяет аренде морского бурения, однажды предоставленной, продолжаться бессрочно до тех пор, пока по мере продолжения буровых работ.

«По сути, это игра в ожидание, пока не истечет срок аренды, а он не истекает до тех пор, пока не прекратится бурение», — сказал Холл. «И это не должно работать на определенной сумме. Стандарт справедлив: договоры аренды продолжаются, пока они действуют».

Бен Оукли, менеджер Калифорнийского прибрежного региона для Western States Petroleum Assn., отверг идею о том, что век платформ и инфраструктуры был проблематичным. Окли сравнил калифорнийские платформы десятилетней давности с мостом Золотые Ворота, построенным в 1933 году.«Это старая структура, но она обслуживается», — сказал Окли, утверждая, что срок службы трубопроводов «вечен, если они обслуживаются должным образом, и [государственные] учреждения следят за тем, чтобы они обслуживались».

Окли также отметил, что мелкие владельцы подлежат тому же надзору и правилам, что и корпоративные гиганты.

— Стандарты не меняются, — сказал он.

Согласно отчету за 2020 год, подготовленному Бюро по охране окружающей среды США, это будет стоить более 1 доллара.6 миллиардов на вывод из эксплуатации 23 платформ в федеральных водах, включая закрытие колодцев, демонтаж платформ и трубопроводов и утилизацию отходов. В целом, это на 11,5% больше, чем предполагалось бюро в 2016 году.

Возможно, эти цифры занижены; Ожидается, что вывод из эксплуатации буровой установки Platform Holly, построенной в 1966 году, будет стоить 350 миллионов долларов.

В случае с платформой A, которой управляет DCOR, LLC — небольшая нефтегазовая компания со штаб-квартирой в Окснарде и Далласе — стоимость оценивается примерно в 49 долларов.6 миллионов. Что касается Elly — платформы, связанной с недавним разливом и управляемой базирующейся в Лонг-Бич Beta Operating Co., — эта сумма составляет 34,4 миллиона долларов.

По мнению экспертов, основная тяжесть вывода из эксплуатации, как правило, ложится на компании, изначально строившие сооружения; однако любые обновления, улучшения или изменения, внесенные в исходную структуру, оплачиваются оператором.

В качестве примера Валентайн отметил, что после разлива Refugio в 2015 году, который был вызван коррозией трубопровода у побережья Гавиоты, Platform Holly, которая принадлежала ныне обанкротившейся нефтяной компании Venoco Inc., пришлось остановить производство. Из-за лопнувшего трубопровода, которым Venoco не владела, компания не могла транспортировать нефть.

«Когда нефтяная компания не смогла снова начать добычу, они просто разорились. Они сдались, — сказал Валентин. «Они не продали свои активы, они просто передали их штату Калифорния и ушли».

Корпорация ExxonMobil, первоначальный разработчик платформы, согласилась выполнить свои обязательства в процессе вывода из эксплуатации. По данным Земельной комиссии штата Калифорния, штат взял на себя большую часть оставшихся расходов.

«Компании берут на себя обязательства по выводу из эксплуатации, когда они бурят скважину, устанавливают платформу, трубопровод или другое оборудование», — сказала Кристен Монселл, директор по правовым вопросам океана в Центре биологического разнообразия.

Amplify Energy Corp., владелец платформы Элли, чей поврежденный трубопровод стал источником недавнего разлива нефти у Хантингтон-Бич, относится к типу мелких операторов, о которых беспокоятся многие в Калифорнии.

Месторождение Бета, где работают Elly и две другие платформы, принадлежащие Amplify, было обнаружено консорциумом во главе с Shell Oil Co.в 1976 г., но откачка обширного месторождения не начиналась до тех пор, пока в 1981 г. не была завершена инфраструктура. Времена.

В 2007 году Pacific Energy Resources приобрела все права на трубопровод и продала его Rise Energy Beta и SP Beta Properties в 2009 году, при этом Rise Energy Beta приобрела SP Beta Properties в 2015 году. Сама Rise Energy Beta была приобретена Memorial Production Партнеры в 2013 году.Эта компания объявила о банкротстве в 2017 году, а несколько месяцев спустя превратилась в Amplify Energy после погашения долга в размере 1,3 миллиарда долларов путем реструктуризации, согласно сообщению компании.

Федеральные следователи зарегистрировали для Beta Operating 125 случаев несоблюдения нормативных требований, в том числе два случая, которые привели к штрафам в связи с травмами рабочих.

Валентайн, профессор геохимии и микробиологии Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, отметил, что ситуация в Калифорнии напоминает ему мелководье Мексиканского залива, где сохранились сотни старых платформ.

Происходит то, что, объяснил он, заключается в том, что крупные нефтяные компании переместились из Калифорнии и более мелких прибрежных вод Персидского залива в более глубокие воды, где еще предстоит открыть гигантские резервуары нефти и заработать деньги.

«Вот так идут большие деньги в отрасли — они хотят тех крупных открытий, которые малым компаниям недоступны, потому что стоимость бурения в таких глубоких средах очень высока», — сказал он. «На самом деле, это могут себе позволить только мажоры.И отдача от них огромная.

«Вот где вы видите много действительно ярких и блестящих платформ и инфраструктуры — и новейших технологий. А в таких местах, как побережье Калифорнии, вы видите ту же инфраструктуру, что и 40 лет назад, только более ржавую».

И ржавчина видна.

Только за последний год спутники зафиксировали более 200 предполагаемых разливов нефти в Мексиканском заливе площадью примерно от 0,01 до 190 квадратных километров, более дюжины в Тихом океане и около 60 в Атлантика, согласно базе данных Национального управления океанических и атмосферных исследований.

Хуан Веласко, ведущий научный сотрудник отдела мониторинга разливов нефти Службы спутников и информации NOAA, сказал, что видит много разливов, например, вокруг Техаса и Луизианы, где «нефтяная инфраструктура немного устарела».

Он сказал, что существует четкая связь между стареющей инфраструктурой и частотой разливов, отметив, что даже заброшенные и закрытые скважины склонны к утечкам по мере их старения.

«Возможно, в прошлом была компания, которая обанкротилась и оставила свою структуру на месте, которая со временем стареет и дает утечки.Так случилось», — сказал он. «Они опечатаны. Но знаете, со временем вещи ржавеют и начинают протекать. Может быть устье скважины, могут быть трубопроводы.

По словам Валентайна и Ричарда Штайнера, эксперта по разливам нефти из Анкориджа, это проблема, которая будет только усугубляться.

«Поскольку мы совершаем этот переход к низкоуглеродной экономике, нефтяные компании знают об этом, поэтому у них немного меньше мотивации реинвестировать в замену инфраструктуры и модернизацию», — сказал Штайнер, бывший профессор морской охраны в университете. Аляски.«Мы немного боимся, что они потерпят неудачу».

Валентайн согласился: «Я думаю, что они видят почерк на стене и знают, что все это исчезнет, ​​и они перестанут существовать, так зачем тратить кучу денег, которые они могут дать своим акционерам? Так что да. Это будет тяжело».

Чарльз Лестер, бывший исполнительный директор Калифорнийской прибрежной комиссии, сказал, что еще одна опасность смены владельцев старых платформ заключается в способности штата отслеживать, кто несет ответственность.

«Кто знает, какие договоренности были переданы другим?» — сказал Лестер, который сейчас возглавляет Центр океанической и прибрежной политики Калифорнийского университета в Санта-Барбаре. «Отчасти задача состоит в том, чтобы теперь взглянуть на эти существующие договоренности и выяснить, кто несет ответственность».

Для компаний, которые остались в Калифорнии, они не сдались: в 2014 году федеральные регулирующие органы незаметно проштамповали по крайней мере 51 разрешение на гидроразрыв пласта и кислотную обработку на шельфе, метод, который включает закачку кислоты для продления срока службы колодец.В отрасли эти менее традиционные методы добычи нефти называются «увеличением нефтеотдачи» или «методами стимуляции скважин».

«Они в основном пытаются добыть последнюю каплю нефти из этих скважин», — сказал Холл, чья некоммерческая организация находится в разгаре судебного процесса, оспаривающего эти разрешения. «Если им не разрешить использовать эти новые рискованные методы, они не смогут работать так долго».

ExxonMobil и DCOR, LLC, которая работает на платформе A и многих других платформах, вмешались в этот случай.В заявлениях в суд высшие должностные лица компании заявили, что им необходимы эти усовершенствованные методы восстановления для продолжения деятельности.

«Возможность получения разрешений на использование методов стимуляции скважин для повышения потенциальной продуктивности скважин на этих платформах имеет жизненно важное значение для усилий DCOR по полному развитию этих инвестиций», — заявил менеджер DCOR Алан С. Темплтон в судебном протоколе за 2017 год. «Запрет серьезно ограничит планы DCOR по развитию существующих… договоров аренды».

Как плавают нефтяные вышки? Петро Онлайн

Представьте себе колоссальную массу стали и железа, плавающую в открытом океане.Со всех сторон конструкция усеяна кранами, платформами и рабочими, которые кажутся совершенно стабильными и непринужденными. Нефтяные вышки — это настоящий инновационный подвиг, который всегда производит впечатление. Но как именно так они плавают? Читайте дальше, пока мы узнаем, что удерживает эти гигантские сооружения над уровнем воды.

Простая физика

Как и нефтяные танкеры, большегрузные баржи и круизные лайнеры, глубоководные нефтяные вышки плавают в соответствии с законами физики. По мере того, как вес буровой установки давит вниз, вытесненная вода толкает вверх, удерживая конструкцию на плаву.

Основы

Официальный термин для плавучих нефтяных вышек — плавучая производственная система. Основные типы классифицируются как системы FPSO, что означает плавучее производство, хранение и разгрузку. Плавучие производственные системы обычно используются на глубинах от 600 до 6000 футов. Конструкции имеют большие монокорпуса и обычно изготавливаются в форме корабля. Все они оснащены перерабатывающими установками и рассчитаны на то, чтобы оставаться на одном месте в течение длительного периода времени.В то время как некоторые буровые установки функционируют, другие используются исключительно для хранения добытой нефти и газа. Эти варианты называются просто FSO (что означает плавучие системы хранения и разгрузки) или FSU (плавучие хранилища).

Достижение оптимальной высоты Нефтяные вышки

разработаны талантливыми инженерами, которые оснащают их множеством инновационных функций. Некоторые глубоководные платформы являются полупогружными благодаря внутреннему балласту и камере плавучести. Их можно использовать для подъема или опускания платформы на нужную высоту.

Удержание буровых установок на месте

Оставаться на плаву — это одно, а удерживать буровые установки на месте — совсем другое. Некоторые из них прикреплены к стабилизирующему якорю с помощью проволочного троса, в то время как другие динамически позиционируются с помощью высокотехнологичных подруливающих устройств, управляемых компьютером. Для обеспечения устойчивости буровых установок в конструкцию также встроен ряд гребных винтов.

Усовершенствования нового поколения

Так что же ждет плавучие нефтяные вышки в будущем? Согласно отраслевым источникам, самый первый в мире плавучий завод по производству сжиженного природного газа в настоящее время находится на завершающей стадии строительства.Это может открыть новую эру эффективности и функциональности в революции СПГ.

Несмотря на то, что плавучие нефтяные вышки, которые мы видим сегодня, являются самыми современными, всегда есть возможности для улучшения. В течение следующих нескольких лет мы можем ожидать улучшения, усовершенствования и экономии плавучих производственных систем.

Для получения дополнительной информации по этой теме прочитайте о том, что происходит, когда нефтяная вышка выводится из эксплуатации, или об улучшении технологии нефтяной вышки.

видео показывают, как нефтяные вышки могут быть больше небоскребов

  • TikTok стал вирусным после того, как ему показали, как нефтяные вышки могут затмить некоторые из самых знаковых небоскребов в мире.
  • Нефтяные платформы, такие как Буллвинкль в Мексиканском заливе, могут иметь длину более 1000 футов.
  • Существует множество различных типов нефтяных вышек, от плавучих до стационарных платформ.
LoadingЧто-то загружается.

Несмотря на то, что компании ищут альтернативные источники энергии, зависимость от ископаемого топлива привела людей к созданию одних из самых больших сооружений на Земле — от плавучих платформ, на которых размещаются и нанимают сотни рабочих, до огромных производственных объектов, расположенных на подводных башнях, охватывающих тысячи ноги.

В прошлом месяце стало вирусным видео TikTok о нефтяных вышках, показывающее, как подводные конструкции могут иметь длину большую, чем некоторые из самых знаковых небоскребов в мире.

Видео, опубликованное инженером-строителем, набрало более 13,5 миллионов просмотров и демонстрирует размеры Буллвинкль, нефтяной платформы длиной 1736 футов, расположенной в Мексиканском заливе. Эскиз платформы весом 77 000 тонн в видео затмевает Эйфелеву башню и Эмпайр-стейт-билдинг.

Большая часть общей высоты конструкции — около 1353 футов — скрыта под водой.На момент установки в 1988 году сооружение было одним из самых высоких в мире. В 2010 году Superior Energy Services приобрела платформу у Shell, планируя вывести буровую установку из эксплуатации, когда она достигнет конца своего жизненного цикла. В 1988 году Shell подсчитала, что срок службы платформы составит около 35 лет.

Сегодня Буллвинкль по-прежнему является одной из самых высоких нефтяных платформ, но более новые буровые установки, такие как Башня жалоб Петрония, могут иметь высоту более 2000 футов.

Платформа Буллвинкль была построена как стационарная платформа, то есть она касается земли и может удерживать то же самое на суше, что и на море, но это одна из нескольких разновидностей нефтяных платформ.

TikToker разобрал другие типы платформ в другом видео.

 

Стационарные платформы, такие как Bullwinkle, спроектированы с использованием стальных ферм или бетона, которые соединяются непосредственно со дном океана. Эти конструкции идеально подходят для мелководья.

Гетти Изображений

Но большинство нефтяных вышек предназначены для плавания. Существует несколько различных типов плавучих платформ, в том числе платформы с натяжными ногами.

Натяжные опоры Платформы пришвартованы с помощью подводных тросов, которые соединяют конструкцию со дном океана.

Гетти

Еще один тип нефтяной вышки — лонжеронная платформа.Эти типы платформ составляют одни из крупнейших используемых морских сооружений. Они состоят из большого цилиндра, который поддерживает фиксированную платформу буровой установки. Большой цилиндр соединен с морским дном серией кабелей и линий.

ShutterStock

Несмотря на усилия по переходу на более чистые источники энергии, в 2021 году ископаемое топливо стоило более 2 долларов.1 триллион промышленности. Только в США в прошлом году производилось более 11 миллионов баррелей сырой нефти в день.

Вы работаете на нефтяной вышке? Свяжитесь с корреспондентом по адресу [email protected]

.

Почему так сложно закрыть старые нефтяные вышки

В то время как рабочие продолжают прочесывать пляжи в поисках смолистых шариков в калифорнийском округе Ориндж после разрыва подводного трубопровода 2 октября, на 55-летней буровой установке, стоящей на якоре в 120 милях вверх по побережью, только что началась еще одна масштабная операция по очистке от ископаемого топлива.Это фиаско на сумму 60 миллионов долларов, финансируемое налогоплательщиками, показывает, насколько сложно и дорого может быть закрытие стареющих нефтяных вышек в Тихом океане и обезуглероживание энергоснабжения страны.

Стоящая на якоре в двух милях от Санта-Барбары буровая установка, известная как Platform Holly, была построена ARCO в 1966 году, продана компании Mobil в 1993 году, а затем снова продана небольшой нефтяной компании Venoco из Колорадо в 1997 году.В 2015 году проржавевший наземный трубопровод, по которому сырая нефть поступает с Холли и других близлежащих платформ, взорвался, в результате чего нефть вылилась на берег и в Тихий океан. Когда трубопровод был закрыт, Venoco объявила о банкротстве в 2017 году, внезапно уведомив власти Калифорнии о том, что она отказывается от аренды и увольняет своих буровых рабочих. Столкнувшись с риском новой утечки из заброшенной буровой установки, у Земельной комиссии штата Калифорния не было иного выбора, кроме как взять платформу на себя.

Ситуация оказалась еще хуже, чем казалось.Ранее внесенный Venoco залог в размере 22 миллионов долларов — по сути, гарантийный депозит, предназначенный для покрытия расходов именно в этой ситуации — было достаточно только для финансирования всего 6% из примерно 360 миллионов долларов, необходимых для закрытия 30 нефтяных скважин Холли и надлежащего вывода буровой установки из эксплуатации. По словам Сета Блэкмона, главного юрисконсульта Земельной комиссии штата Калифорния, Venoco не «управляла техническим обслуживанием так, как должна была» в последние годы работы Холли, а это означало, что газы и масло под давлением просачивались во внешнюю зону содержания вокруг колодцы платформы.Государство было вынуждено непрерывно перекачивать смесь морской воды, сырой нефти и сильно ядовитого сероводорода из протекающих скважин на береговой перерабатывающий комплекс Venoco, который разделяет компоненты и сжигает сероводород. ExxonMobil, предыдущий владелец Холли, согласилась взять на себя расходы по закупорке скважин и выводу сооружения из эксплуатации, что обойдется примерно в 300 миллионов долларов, но дополнительные затраты на непрерывное выделение сероводорода Холли, эксплуатацию перерабатывающего предприятия и техническое обслуживание полувекового -старая нефтяная платформа в безопасном состоянии до вывода из эксплуатации досталась государству.

Начавшиеся в конце 2019 года работы по выводу из эксплуатации были приостановлены на полтора года из-за COVID-19; Работы по укупорке скважин возобновились только на прошлой неделе. Тем временем Калифорния ежемесячно платила от 750 000 до 1 миллиона долларов за поддержку платформы Holly и борьбу с ее ядовитыми выбросами, что с 2017 года составило 64 миллиона долларов. По словам Дженнифер Луккези, исполнительного директора агентства, Государственная земельная комиссия рассчитывает завершить закупорку всех 30 колодцев Холли в течение следующих 16 месяцев, но возможны дальнейшие задержки — и штат заплатит дополнительно 1 доллар.5 миллионов в месяц, пока работа ведется.

Затянувшееся фиаско с остановкой платформы

«Холли» резко обострилось на этой неделе после того, как десятки тысяч галлонов нефти вылились из разорванного подводного трубопровода у побережья округа Ориндж. Разлив, который закрыл пляжи и нанес неисчислимый экологический ущерб, усилил призывы убрать нефтяную инфраструктуру с побережья Калифорнии.«Пришло время раз и навсегда избавиться от заблуждения, что это должно стать частью нашего будущего», — заявил губернатор Калифорнии Гэвин Ньюсом на пресс-конференции 5 октября.

Бригады по очистке окружающей среды рассредоточены по всему округу Ориндж, чтобы ликвидировать ущерб, нанесенный крупным разливом нефти у побережья, в результате которого сырая нефть испортила пляжи, убила рыбу и птиц и поставила под угрозу местные водно-болотные угодья.

Аллен Дж. Шабен—Los Angeles Times/Getty Images

Калифорния не выдавала никаких новых договоров аренды в водах штата в течение 50 лет — прецедент, созданный после катастрофического разлива нефти в 1969 году у берегов Санта-Барбары. В федеральных водах Калифорнии, которые начинаются в трех милях от берега, новые договоры аренды не выдавались более трех десятилетий.Администрация Трампа предприняла шаги, чтобы снова открыть эти районы для бурения в 2018 году, хотя законодатели штата Калифорния приняли меры, которые затруднили бы работу любых потенциальных новых нефтяных платформ, и суды в конечном итоге заблокировали предложение Трампа. Законопроект, внесенный в Конгресс в январе этого года сенатором от Калифорнии Дайан Файнштейн и представителем от Калифорнии Джаредом Хаффманом, предлагает навсегда запретить аренду федеральных офшоров у побережья Калифорнии, а также у берегов Орегона и Вашингтона.

Но для калифорнийцев, которые хотят положить конец периодическим бедствиям, связанным с ископаемым топливом, у своего побережья и сократить выбросы углерода в штате, такой запрет не решит корень проблемы: 26 стареющих нефтяных вышек в водах штата и федеральных водах на континентальной части Калифорнии. полка.Оппоненты говорят, что эти буровые установки и их трубопроводы, многие из которых все еще эксплуатируются на несколько лет сверх запланированного срока службы, являются катастрофой, ожидающей своего часа. «Когда будет бурение, будет разлив», — сказал 5 октября Алан Ловенталь, представитель Демократической палаты из района, пострадавшего от разлива в округе Ориндж, выступая вместе с Ньюсомом. «Мы должны придумать план, чтобы не только остановить новое бурение, но и выяснить, как остановить все бурения, которые ведутся в Калифорнии».

Ньюсом заявил, что хочет прекратить бурение — на суше и в море — в Калифорнии к 2045 году, в то время как США.Бюро безопасности и охраны окружающей среды Департамента внутренних дел Южной Америки объявило в июле этого года, что оно работает над процессом вывода из эксплуатации восьми нефункционирующих нефтяных платформ, находящихся в федеральной аренде у побережья Калифорнии с истекшим сроком действия. Но, как показывает фиаско с Platform Holly, вывести буровые установки из вод западного побережья может быть сложнее, чем кажется. В настоящее время в федеральных водах находится 15 других буровых установок, а в водах штата — еще три, и нет простого способа вывести их из океанов, поскольку их первоначальные договоры аренды часто дают их владельцам право продолжать работу, пока платформы работают. масло.По истечении срока аренды оффшорные нефтяные компании обычно должны оплатить полную стоимость закрытия своих нефтяных скважин, демонтажа буровых установок и восстановления морского дна до его прежнего состояния.

Но это дорогостоящее обязательство не вступает в силу, пока подземные резервуары функционально не иссякнут, поэтому компании стараются продолжать качать столько, сколько могут. «Они предпочли бы отложить эти расходы как можно дольше», — говорит Грег Роджерс, юрист и бухгалтер, изучающий вывод из эксплуатации нефтяной инфраструктуры.«Навсегда, если возможно». Иногда нефтяные компании разбрасываются этими обязательствами как горячая картошка, а гиганты, работающие на ископаемом топливе, такие как ExxonMobil, продают морские буровые установки на частично истощенных месторождениях более мелким «диким» операторам, таким как Venoco из Platform Holly, которые пытаются извлечь как можно больше денег из остатков. ресурсы. Когда придет время счета за вывод из эксплуатации, эти небольшие компании могут объявить о банкротстве и позволить налогоплательщикам навести порядок, как это сделала Venoco.

Некоторые защитники окружающей среды говорят, что правительства штатов и федеральное правительство должны полностью отменить аренду нефтяных компаний.Но такие шаги неизбежно закончатся в суде, где государственным адвокатам, вероятно, придется доказывать, что каждая отдельная буровая установка, о которой идет речь, угрожает здоровью и безопасности граждан, говорит Роб Шуверк, адвокат и исполнительный директор Carbon Tracker North America, которая занимается изучением ископаемых. инвестиции в топливо и изменение климата. «Я полагаю, что это будет сложно», — говорит он. В Калифорнии Луккези из Государственной земельной комиссии говорит, что для ее агентства, скорее всего, было бы незаконным прекращение существующих договоров аренды нефти.Чтобы вырвать аренду из рук нефтяных компаний, потребуется новое законодательство, и такая тактика сделает Калифорнию открытой для массовых судебных исков. «[Нефтяные компании] действительно имеют закрепленное договором право на эти договоры аренды», — говорит она.

Некоторые сторонники говорят, что битва стоит сражения. «Они рискуют экономическим благополучием всего штата, и это даже не считая здоровья людей», — говорит Ричард Чартер, старший научный сотрудник The Ocean Foundation. Роберт Херцберг, возглавляющий демократическое большинство в Сенате штата Калифорния, предложил более мягкую тактику: изменить закон 2010 года «От буровых установок к рифам», чтобы изменить лежащие в его основе стимулы.Закон позволяет нефтяным компаниям оставлять большую часть подводной конструкции своих платформ на месте, когда они выводят свои буровые установки из эксплуатации, если они могут доказать, что это принесет «чистую экологическую выгоду» морской жизни. Герцберг говорит, что переработка закона, чтобы упростить процесс утверждения и позволить нефтяным компаниям сохранить большую часть экономии средств, оставляя части буровых на месте, побудит операторов закрывать платформы, а не продавать их. «Как бы вы ни хотели прекратить [бурение на шельфе], у людей все еще есть права на нефть, судебные иски и все душевные страдания», — говорит Херцберг.«Rigs-to-reefs создает модель стимулирования, чтобы заставить их хотеть это делать».

Но защитники окружающей среды сомневаются в том, что сохранение массивных подводных сооружений на месте может принести пользу океану; некоторые говорят, что это может увеличить риск будущих утечек. «Это просто еще один пример того, как нефтяная промышленность экстернализирует свои расходы, сбрасывает все эти отходы в океан и просто оставляет их там», — говорит Кристен Монселл, директор судебной программы по океанам в Центре биологического разнообразия.

Действительно, большая часть нормативно-правовой базы нефтяного сектора США изначально была разработана не для ограничения добычи ископаемого топлива, а для ее максимального увеличения. Это означало предоставление существенных юридических прав нефтяным компаниям, и теперь эти права трудно вернуть обратно. Вот почему штат Калифорния теперь платит подрядчикам 250 000 долларов в неделю за выброс ядовитого газа из заброшенной нефтяной вышки у побережья Санта-Барбары, и почему так трудно избавиться от старой, непопулярной нефтяной инфраструктуры, такой как трубопровод, извергающий сырую нефть на некоторые из самых ценных береговых линий страны на прошлой неделе.

«Это принесло богатство, рабочие места, налоги и экономический рост — никто не заботился о закрытии всего этого», — говорит Роджерс. «Это была проблема для будущих поколений».

Исправление от 18 октября

В первоначальной версии этой истории имя Роберта Герцберга было указано неверно. Это Роберт Герцберг, а не Роберт Герценберг.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Пишите Алехандро де ла Гарса на [email protected]

Заниматься любовью в стране нефтяных вышек

В 2015 году Табита Лэсли, бывшая внештатная журналистка журнала, приехала в Абердин, Шотландия, нефтяную столицу Соединенного Королевства, потратив четыре года на роман о буровых рабочих, которым нечего показать. Это. (Ее ноутбук был украден из квартиры в Лондоне, которую она делила со своим эмоционально оскорбительным бойфрендом, которого она бросила, когда он не сочувствовал ее утрате.) «Морское государство», результат ее второй попытки, было написано из желания «увидеть, что представляют собой мужчины, когда рядом нет женщин», — говорит Ласли своему редактору.«Но ты будешь рядом», — отвечает редактор. Обмен инкапсулирует динамику, лежащую в основе книги, в которой проникновение Лэсли в миры ее героев и трения между ними порождают самые острые идеи. В Абердине — городе, который сочетает в себе «луизианскую жадность с протестантской бережливостью», — она вкрадывается, «покупая выпивку, вызывая доверие, как подвыпившая хозяйка угрюмой, исключительно мужской коктейльной вечеринки».

Буровые установки представляют собой изолированные экосистемы, расположенные на много миль в океане и населенные в основном мужчинами, которые находятся на борту несколько недель подряд.На протяжении десятилетий они были одним из немногих источников хорошо оплачиваемой работы для рабочих на восточном побережье Великобритании. Мой дядя работал на таких буровых в восьмидесятых. Как и подданные Лэсли, он прилетел на вертолете из Абердина и выбрал работу, потому что у него был выбор: она или пособие по безработице. В то время единственной обязательной инструкцией по технике безопасности было видео, в котором рассказывалось, как занять аварийное положение и что, если вертолет упадет, вы умрете от переохлаждения менее чем за семь минут. Часто, по его словам, туман заставлял вертолеты приземляться по радару.Птицы летели в пламя, сжигая газы буровой установки, оставляя хрустящие туши на верхней палубе.

Сегодня мужчины, живущие в районах, где когда-то располагались химические заводы или шахты, по-прежнему составляют наибольшую часть оффшорной рабочей силы. Хотя работа хорошо оплачивается, она не лишена опасностей. Один из рабочих, у которого взял интервью Лэсли, описывает свою установку как «плавающую бомбу». Все знают ужасные истории о затонувших или взорванных буровых установках, а также отраслевые сокращения, такие как «T.F.A.» от Shell. («Touch Fuck All»), означавший протокол, предписывавший монтажникам не тратить время на техническое обслуживание.На борту клаустрофобная атмосфера усиливается сочетанием физически изматывающего труда, инфантилизации и атомизации. После двенадцатичасовой смены все либо идут в спортзал, либо мчатся в свои частные каюты, чтобы посмотреть свои бокс-сеты DVD. Буровые установки — рассадники мужского антагонизма, потому что напряженность между рабочими нельзя разрешить дракой, что запрещено. Нет товарищества, мало разговоров и гноятся обиды. Некоторые возникают из-за мелких конфликтов, которых можно было бы ожидать от жизни в тесноте, но чувствительность мужчин, кажется, усиливается на фоне ненадежности.Сочетание факторов, в том числе изменение отношения к ископаемому топливу и глобальный переизбыток нефти, привело отрасль к стремительному упадку. Начиная с 2014 года число людей, занятых в морских нефтегазовых операциях в Северном море, ежегодно сокращается. Это умирающий образ жизни, жестокость которого включает в себя наем рабочих для демонтажа буровых установок, которые долгое время обеспечивали их средства к существованию.

Лэсли хочет знать, что мужчины в одиночку делают друг с другом, и как то, как они меняются под влиянием того, что они делают, влияет на их отношение к женщинам, которых они встречают на суше.Из своих интервью она узнает, что буровые установки являются рассадником «антиженской паранойи», когда мужчины побуждают друг друга рассматривать женщин как сирен, которые обманывают, или используют беременность или развод для получения денег. (Около пяти процентов такелажников — женщины.) Лэсли постоянно говорят, что ни один мужчина никогда не хочет жениться, но она все еще удивляется количеству тех, кто рассказывает ей о своих романах, которые объясняются как способ «выпустить пар». ». Один мужчина показывает Лэсли ультразвуковое сканирование, прежде чем приставать к ней.Менее удивительны те, кто является классически собственническим, например, тот, кто бьет головой свой iPad, в то время как фейстаймится со своей девушкой, потому что она уходит, и он ничего не может с этим поделать.

Документирование этого мира сопряжено с риском, например, сближение с пьяными мужчинами, которым запретили разговаривать с журналистами. Многое было сделано из наглости Лэсли, и такая нервозность у женщин ужасно наказывается. (Обзор книги в Guardian закончился зловеще: «Стоимость самой Лэсли еще не раскрыта.») Но ее отказ капитулировать — вот что позволяет ей извлекать свой материал. Чтобы заставить этих мужчин говорить, Лэсли культивирует у мальчика «мягкую глухоту» к предупреждающим знакам и учится подавлять случайный инстинкт бега. Однажды ночью, в позднем поезде, ее внимание привлекает дородный мужчина в шубе, у которого лоб выглядит так, будто «его ударили тупым предметом». Я бы поменял вагоны. Лэсли заводит разговор, а затем сопровождает человека, работающего на буровой установке под названием «Брюс», в бар своего отеля, где он рассказывает, что однажды кого-то убил.Она не покровительствует монтажникам, меняя манеру речи. — Ты очень злобный, не так ли? — спрашивает она. — Тебе постоянно это говорят? «Нет, черт возьми, нет», — отвечает он. Она подходит к потенциальным интервьюируемым в пабе и предлагает купить им напиток в обмен на десять минут их времени. В какой-то момент она заключает сделку с вышибалой в стриптиз-клубе, который пишет ей сообщения всякий раз, когда место заполнено.

Первый собеседник Лэсли — оффшорный рабочий из Тиссайда, района, который когда-то был центром металлургического и химического производства.У Кадена ясные голубые глаза, тело жокея и татуировки с именами его жены и дочерей-близнецов. Ему нравится спортзал, глажка, автобиографии мафиози и биографические фильмы о футбольных хулиганах. Лэсли замечает его в аэропорту, где его выдает его сумка для снаряжения — своего рода водонепроницаемая спортивная сумка, разработанная в соответствии с требованиями вертолета. Она подходит к нему, объясняет свой проект и спрашивает его контактные данные. Каден возражает, но дает свой номер телефона другу, который приглашает ее в паб с группой товарищей по монтажу.После этого Лэсли приглашает Кадена в свой отель. В течение нескольких недель он отказывается от семейной жизни, чтобы спать с Лэсли в гостиничных номерах аэропорта, возлагая вину на состояние моря — слишком бурное, чтобы вертолет мог взлететь, — за то, что он не может добраться до дома.

Лэсли откровенно признается, что у нее нет журналистской подготовки, и она считает, что обязанность защищать своих собеседников, которых могут уволить за разговор с ней, важнее строгого следования фактам. В книге показания ста трех человек сжаты до показаний десяти составных персонажей, выбор, который придает ей своего рода романную связность, а также неустойчивое отношение к истине.Но именно ее связь с Каденом — единственной фигурой, которая не является составной, — является ее ярчайшим отклонением от стандартной журналистской практики. В то же самое время, когда он, как и любой другой собеседник, является источником информации (она усваивает жаргон нефтяной вышки, потому что он звонит ей каждый день, находясь в оффшорной зоне), рабочих и женщин, которые ждут их на земле.

Всякий раз, когда Каден находится на берегу, они по очереди летят, чтобы увидеть друг друга.Лэсли быстро и легко влюбляется и вскоре решает снять квартиру в Абердине, тратя все свои сбережения. Каден, чьи предпочтения напоминают предпочтения людей, с которыми она выросла, предается ностальгии по постиндустриальным северным городам, таким как Ливерпуль, где родились ее родители. (Хотя Лэсли не чувствует себя лондонкой и описывает свое происхождение как «нижний средний класс», в Абердине ее приобретенные отличия, такие как ее «шикарный» голос, выделяются.) Хотя секс не вызывает восторга, она жаждет «мелизмы». ” его гласных.«Я часами разговаривала по телефону, заставляя его повторять определенные слова, — сообщает она. «Скажи киска еще раз. «Pusseh». Произнесите снова на . «Врррк». Но суть ее желания в том, чтобы Каден не интересовался ее прошлым. Он — сбой во времени, путь к отступлению, который, проживая две жизни, кажется, демонстрирует, как легко можно начать все заново. Это нравится Лэсли, которая в Абердине часто переименовывается в Хэдли, Саскию, Элоди, и вспоминает о пяти годах, которые она провела со своим бывшим парнем, с «больным рывком, как будто вы вдруг понимаете, что забыли что-то важное, что-то важное». ключевой.И я забыл кое-что важное — что у женщин не бесконечное количество шансов изменить свою жизнь.

Через четыре месяца, в течение которых пара встречалась шесть раз, Кейден звонит с буровой своей жене Рэйчел, говорит ей, что хочет расторгнуть их брак, и переезжает к Лэсли. Она в восторге, но также и в панике, зная, что выбор не может привести ни к чему хорошему, чувствуя «трансовый ужас ребенка, который чиркнул спичкой и каким-то образом поджег занавески». Они живут за счет еды для вечеринок и играют в дом с юношеской нежностью.Когда Рэйчел начинает кампанию преследования — она постоянно звонит им обоим, отправляет оскорбительные текстовые сообщения, отслеживает бывших работодателей Лэсли и ее адрес в Абердине — они прячутся под одеялом.

Затем приходит письмо от адвоката Рэйчел, в котором он требует, чтобы Каден выплачивал ей четыре тысячи фунтов в месяц в течение следующих пятнадцати лет. Его дневная зарплата составляет около семисот фунтов, и он уже привык давать ей пособие, чтобы оставаться дома и присматривать за близнецами. Несмотря на это, а также на свою небрежную расточительность — дома у него восемь телевизоров, а его кроссовки должны быть совершенно новыми, — он планирует перевести свои деньги в зонтичный фонд, что, по его словам, «делают все парни». чтобы их жены не получили деньги при разводе.(Очевидно, некоторые мужчины используют другую тактику. Снова и снова Лэсли слышит о такелажнике, который бросился за борт с карманами, полными инструментов. не получил ни копейки.) Каден уходит в море, обещая вернуться. Он никогда этого не делает.

Искрой украденной книги Лэсли был водолаз с буровой установки, который покончил с собой после того, как получил декомпрессионную болезнь, также называемую «изгибами», слишком много раз. (Месторождения в Северном море намного глубже, чем в Мексиканском заливе, который до конца 1960-х годов был основным местом морского бурения.) «Изгибы» — это также название «черного пятна» на дороге возле дома детства Лэсли, где, как известно, происходят несчастные случаи со смертельным исходом, и где она пережила аварию, когда была подростком.

Мысли Лэсли часто возвращаются к «вертящимся эластичным секундам», когда машина скользила по дороге, когда смерть чувствовалась неотвратимой, и в то же время рядом ощущалась новая жизнь. Ее влечение к таким моментам придает книге приятную, парадоксальную опрятность; это работа того, кто верит, что знамения могут навести порядок в ее распутывании.Описания Лэсли наркотиков, которые она нередко принимает, иногда вместе со своими подданными, — самые эротические отрывки книги. Высоко на ярмарочной площади, ее кожа покалывает, когда ветер треплет чьи-то волосы. Она изображает свой роман с Каденом как судьбу, говоря ему: «Я рада, что меня ограбили. Я рад, что потерял свою книгу. Я рад, что пришел сюда. Если бы я этого не сделал, я бы никогда не нашел тебя». Создается ощущение, что она гонится за своим шестнадцатилетним «я», который «даже не замечал риска», но чья способность приблизиться к гибели была освобождением.

Несмотря на предсказуемость призрака Кадена, Лэсли опустошен. Она перестает есть, перестает мастурбировать; она плачет, постоянно. Она знает, что это следствие того, что она погрузилась в свой материал. Это тактика, которая требует многого, но чьи требования неотделимы от ее выгоды. Когда Лэсли, наконец, отвечает на один из беспокоящих звонков Рэйчел, игнорируя инструкции Кейдена никогда не делать этого, она признается, что «я писала о нем. Мне нужна была развязка». После шести месяцев в Абердине Лэсли переезжает в небольшой городок недалеко от Ливерпуля, где живет три года, работая в ресторане на вынос и сочиняя.Однажды, ведя машину по шоссе, она флиртует с очередной аварией, молча перечисляя, что может пойти не так, и задается вопросом, не вернется ли «смерть, которую я обманула двадцать лет назад, чтобы забрать меня». Этот момент кажется продуктом как суеверия, которое руководило ее риском, так и осознания того, что она могла отказаться от слишком многого. «Казалось статистически невозможным, чтобы в мире с таким количеством путей для горя я мог проскользнуть невредимым».

В самом начале, когда Лэсли все еще испытывает первый прилив любви, друг рассказывает ей, что такое заблуждение о невозвратных затратах.«Люди продолжают бросать хорошие деньги после плохих», — говорит ей подруга. В остроте есть кольцо элегии. «Если бы я знал, что для этого есть название, моя жизнь была бы совсем другой», — замечает Лэсли. Возможно, но тогда она, возможно, не поставила бы свое сердце на женатого нефтяного такелажника или не написала мемуары о деле, которое также связано с умирающей отраслью. «Состояние моря» является доказательством того, что может быть награда за риск, принятый в интересах сохранения того, что уже закончилось или находится в процессе окончания, в живых.